Lobbying.Ru Депутаты исключили Байкал из Водного кодекса

Депутаты исключили Байкал из Водного кодекса

12 апреля Государственная Дума неожиданно вернулась к обсуждению уже принятого неделю назад в третьем чтении Водного кодекса и закона о введении его в действие и приняла важную поправку, снимающую законодательные ограничения на строительство вблизи озера Байкал. Причиной такого решения стала поддержка властями намерений компании "Транснефть" провести нефтепровод в Китай в непосредственной близости от озера.

История вопроса
31 декабря 2004 года премьер Михаил Фрадков подписал распоряжение о строительстве нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан (ВСТО). Согласно распоряжению, нефтепровод общей мощностью до 80 млн. т. нефти в год будет строиться поэтапно. В рамках проекта должно быть также построено ответвление на Китай с объемом прокачки 30 млн. т. нефти в год.
Заказчиком и проектировщиком нефтепровода выступила госкомпания "Транснефть", которая предложила провести нефтепровод всего в 800 м от озера Байкал.

В январе 2006 года государственная экологическая экспертиза вынесла отрицательное заключение по проекту, однако глава Ростехнадзора Константин Пуликовский отменил это решение. В итоге 3 марта Ростехнадзор утвердил положительное заключение экспертной комиссии, проводившей государственную экологическую экспертизу технико-экономического обоснования проекта первого этапа строительства нефтепровода.
На прошлой неделе Главгосэкспертиза также одобрила начальную стадию проекта.
22 марта и 5 апреля Дума, принимая Водный кодекс соответственно во втором и третьем чтении, внесла (с подачи депутатов от Иркутской области) в закон о введении его в действие статью 11, которая установила, что водоохранная зона озера Байкал включает в себя дельты рек, впадающих в озеро, и проходит по вершинам хребтов, склоны которых примыкают к озеру. Иными словами, эта статья запрещает что-либо строить примерно в 20 км от береговой линии озера Байкал, чем ставит под угрозу реализацию проекта ВСТО.

Лоббизм Транснефти
Принятые кодекс и закон о введении его в действие уже должны были уйти на одобрение в Совет федерации, когда в "Транснефти" обнаружили эту угрозу. По всей видимости, это просчет вице-президента «Транснефти», курирующего связи с органами государственной власти Григорьева Сергея Викторовича, а также замминистра Минэкономразвития Андрей Шаронова, формально отвечающего за прохождение кодекса в Думе и замминистра природных ресурсов Валентина Степанкова.
В результате по данным газеты Коммерсант, главе "Транснефти" Семену Вайнштоку (интервью с ним об этом см. здесь) пришлось добиться аудиенции у президента Владимира Путина и объяснить ему ситуацию.

После этого 11 апреля 2006 года было проведено срочное заседание Комитета Думы по природным ресурсам и природопользованию, на котором Комитет рекомендовал Думе вернуть оба водных закона к процедуре второго чтения для того, чтобы исключить из текста злополучную статью 11 о защите Байкала. Соответствующую поправку взяли на душу депутаты Михаил Бугера (ЕР, депутат всех созывов из Башкирии) и Валерий Прозоровский (ЕР, сотрудник НК "ЛУКойл", Москва).

В итоге по инициативе фракции <Единая Россия> его предложили вернуть во второе чтение, чтобы внести в него ряд «технических поправок». В качестве формального обоснования было приложено заключение думского Правового управления, где говорилось, что водоохранная зона озера Байкал должна устанавливаться правительством в соответствии с действующим законом "Об охране озера Байкал". Однако, как известно, правительство ее до сих пор не установило.

Справка. Прецеденты возвращения к рассмотрению уже принятых в окончательной редакции законов очень редки (можно вспомнить историю с Земельным кодексом - но тогда его вернул Совет Федерации, обнаружив отсутствие одного листа). Соответственно, Регламент Думы порядка действий в таких ситуациях не предусматривает.


Следуя заключению Правового Управления Государственной Думы, 12 апреля 2006 года председатель комитета по природным ресурсам Наталья Комарова предложила депутатам исключить из закона о введении в действие Водного кодекса 11-ю статью.

Вот как по словам очевидцев этих событий это произошло:

На утреннем заседании Государственной думы в среду, 12 апреля Борис Грызлов предложил депутатам вернуть только что принятый Водный кодекс во второе чтение для внесения в него, как выразился спикер, "технических поправок".
Нарушение регламента и сложившегося годами порядка рассмотрения законопроектов было столь демонстративным и грубым, что запротестовали даже самые послушные. Предложение спикера собрало чуть больше 100 голосов и, тем самым, было отвергнуто.
Г-н Грызлов, действуя в духе своего любимого постулата ("Дума не место для политических дискуссий!"), с легкостью пошел на компромисс: вернемся, мол, к этому вопросу на нашем вечернем заседании, после 16 часов.

На вечернем заседании, то есть примерно через четыре часа после стихийного протестного голосования, праздник депутатского непослушания закончился. Председатель Госдумы Борис Грызлов и почти все его заместители Думу покинули, доверив ведение заседания опытной Любови Слиске.

Во время обсуждения законопроекта Наталья Комарова находилась в состоянии близком к истерике, особенно когда отвечала на вопросы о том, позволит ли снятие статьи 11 осуществить "Байкальский проект" Вайнштока. Депутат Николай Сапожников (КПРФ) усомнился в заявлении Комаровой о том, что "Байкальский проект" [трубопровода] прошел общественную экспертизу. Председательница комитета ответила буквально следующее:
"Я никогда не говорила, что оно [заключение экспертизы] положительное. Это относительно того, что мы говорили, что мы не говорили. Я никогда не скрывала того факта, о котором сейчас говорю."

Ее поддержал депутат Дамир Шадаев (ленинградский водочный и лесной магнат, прошедший в Думу по списку ЛДПР): "Имея на руках заключение общественной экологической экспертизы, мы не можем утверждать, какое это закобчение - положительное или отрицательное."

Председательствующая настолько молниеносно поставила поправку Бугеры - Прозоровского на голосование, что некоторые депутаты подумали, что голосуют еще только за прекращение обсуждения. В итоге более трехсот думцев (документ поддержали 323 депутата, 98 были против.) безо всяких политических дискуссий, проголосовали три раза подряд:

за возврат законопроекта во второе чтение,
за внесение в него искомых "технических поправок",
за одновременное принятие во втором и в третьем чтениях уточненной редакции Водного кодекса РФ и закона о его введении в действие.

Таким образом «Транснефть» во главе с Семеном Вайнштоком получила все правовые основания для строительства нефтепровода в непосредственной близости от Байкала.

Предмет лоббизма - цена вопроса
Перенос нефтепровода повышает стоимость проекта почти на миллиард долларов. Лоббируемая «Транснефтью» поправка ликвидирует этот запрет.

Антилоббисты
Откровенный лоббизм интересов «Транснефти» в Государственной Думе возмутил коммунистов, представителей фракции "Народная воля-СЕПР" и независимого депутата Владимира Рыжкова.

Владимир Рыжков: "В условиях, когда правительство не определило водоохранную зону озера Байкал, это позволит 'Транснефти' проложить нефтепровод вблизи озера, и при любом прорыве (вокруг Байкала сейсмоопасная зона.- Ъ) миллионы тонн нефти окажутся в нем. А отдавать решение вопроса о размерах водоохранной зоны в правительство - это все равно, что бандиту дать ключи от сейфа с деньгами. Правительство лоббирует интересы нефтяных компаний".

Олег Смолин от КПРФ напомнил, что власти Иркутской области категорически против строительства нефтепровода рядом с озером Байкал и в регионе уже прошли митинги против строительства нефтепровода.

Анатолий Грешневиков ("Народная воля") заявил, что Байкал находится под охраной ЮНЕСКО, которая также выступала против строительства нефтепровода вблизи Байкала.

Владимир Кашин от КПРФ считает, что документ подготовлен в угоду олигархам и покрывает позором всю Думу.

Виктор Тюлькин от КПРФ предложил провести проверку на коррупционность поправок в Водный Кодекс РФ. По его словам, законопроект "пахнет чьей-то заинтересованностью".

Мельников Иван от КПРФ заявил: <Прокладка трубы в этом районе грозит экологической катастрофой. В случае строительства трубопровод пройдет по самой сейсмоопасной зоне, где землетрясения достигают 12 баллов по шкале Рихтера>.

Иркутский научный центр последовательно борется против прокладки этого нефтепровода. Ученые считают, что нефтепровод может быть построен, однако он должен пройти значительно севернее Байкала, ведь если вдруг вблизи Байкала произойдет прорыв трубы, то вся вылившаяся нефть окажется в озере.

Александр Тишанин, губернатор Иркутской области.



Источник: Павел Толстых по материалам ведущих газет, агентств


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.16542220115662