Lobbying.Ru Сеанс вопросов на ответы

Сеанс вопросов на ответы

Владимир Путин (на фото)

Два совещания у Владимира Путина, посвященные его посланию Федеральному собранию, показали, что быстро реализовать его вряд ли возможно — значительная часть предложений президента 4 декабря, от налоговой амнистии до реформы корпоративных финансов госкомпаний, понимается в Белом доме несколько в другом ключе. Впрочем, и послание, и меры по реализации послания готовились в постоянно меняющейся конъюнктуре — не исключено, что в 2015 году, когда будет реализовываться большая часть поручений Владимира Путина, послание приобретет множество новых смыслов.

Реализация положений послания президента 4 декабря 2014 году с аппаратной точки зрения стартовала мгновенно: уже на следующий день администрация президента опубликовала список поручений по этому документу, а 8 декабря премьер-министр Дмитрий Медведев уже дал свои поручения правительственным ведомствам. Правда, правительственный документ никакой попытки трактовать поручения из Кремля не содержал, а вчера президент созвал два правительственных совещания: по вопросам реализации послания Белым домом и по одной из ключевых тем послания, повышению эффективности госкомпаний. На двух совещаниях президент попросил руководителей ведомств и госкомпаний дать пояснения по отдельным темам послания.

Наиболее простой вопрос достался главе Минэкономики Алексею Улюкаеву, которому президент задал вопрос о причинах роста розничных цен на бензин на АЗС при одновременном падении цен на него в оптовом звене. Ответ министра экономики был посвящен в основном прогнозу снижения "динамики цен" на продовольствие со второго квартала 2015 года, о бензине правительству в итоге рекомендовано поговорить с участием Федеральной антимонопольной службы и скорее не в макроэкономическом, а в правоохранительном ключе. Следующий вопрос, о системе сертификатов на переподготовку врачей, обращенный к министру здравоохранения Веронике Скворцовой, позволил выяснить, что к текущим сокращениям врачей, в частности в Москве, нововведение, анонсированное президентом, отношения, видимо, не имеет. Сертификаты, пояснила глава Минздрава, будут в пилотном режиме оплачиваться из фондов ОМС в регионах с сентября 2015 года и призваны поддержать процесс переподготовки врачей при кампании их аккредитации с 2016 года. И лишь ответ на вопрос министру образования Дмитрию Ливанову о том, как прошло упомянутое в послании обязательное написание выпускниками сочинений (состоялось 3 декабря), не вызвал никакого удивления: из проверенных сочинений (82% написанных) незачет получили лишь 5% авторов (потом можно будет пересдать). 50% из них писали, разумеется, о войне.

После этих вопросов совещание шло в закрытом режиме. По данным "Ъ", темы для обсуждения уже накануне были заявлены даже по ключевым вопросам послания. Так, как следует из имеющегося у "Ъ" письма заместителя главы Минфина Сергея Шаталова в аппарат правительства от 8 декабря, Минфин сейчас не может приступить к подготовке законопроекта об офшорной амнистии до тех пор, пока не получит от руководства страны ответа на четыре вопроса "о конструкции амнистии". Ведомство спрашивает: амнистия должна охватить любые зарубежные активы физических лиц или только деньги на счетах; надо ли будет физически переводить средства в российские банки и перерегистрировать активы на российских собственников или будет достаточно просто "раскрыться"; должен ли уплачиваться налог со стоимости декларируемых активов — если да, то по стандартной ставке в 13% или по какой-то другой, пониженной; должно ли обещанное "отсутствие вопросов" у правоохранителей к участникам амнистии распространяться на доходы от нелегальной торговли наркотиками и оружием, финансирование терроризма и прочие подобные операции? Есть у Минфина сомнения по другим широко освещенным пунктам послания — фиксации нынешней налоговой нагрузки до 2018 года включительно и докапитализации Фонда развития Дальнего Востока: в ней, по мнению Сергея Шаталова, пока не видится необходимости.

Совещание по эффективности работы госкомпаний началось через полтора часа после предыдущего в схожем составе, но с главами госАО и госкорпораций. Особенных неожиданностей в темах, предложенных Владимиром Путиным, ждать не приходилось: работа по внедрению системы оценки ключевых показателей эффективности (KPI), как и созданию единых казначейств в госхолдингах, велась довольно давно.

Впрочем, президент напомнил и о другой составляющей проекта, которая в текущих условиях больше интересует ЦБ и банковский сектор: он "хотел бы услышать", как идет работа по переводу счетов госкомпаний в "системообразующие банки России". Кроме того, у Владимира Путина, как выяснилось, есть вопросы и по дисциплине выплаты дивидендов госкомпаниями — причем как к "отдельным госкомпаниям", добившимся от правительства с 2012 года в инвестиционных целях индивидуального снижения нормативов выплаты не менее 25% чистой прибыли (формально таких госкомпаний нет вообще, но правительство, как заявил господин Улюкаев 8 ноября, готово рассматривать предложения "Газпрома" на этот счет), так и к правительству, которое такое разрешение давало, не пересматривая общие правила игры.

В целом в словах президента на совещании по госкомпаниям можно было услышать новые нотки — вплоть до мягкого осуждения глав госАО, которые, по словам президента, просто "добежали до высоких кабинетов" в интересах своих компаний, а то и будущего включения их в общие правила игры. Впрочем, по данным "Ъ", сама по себе интеграция системы управления госАО, которая с 2012 года сместилась от Белого дома сильно в сторону Кремля, с правительственной не так проста. Так, на совещании президент потребовал от правительства разработки "перечня взаимоувязанных стратегических документов, которые будут обязательны для организаций с госучастием". Отметим, по данным "Ъ", как раз накануне послания, в начале декабря, правительство как раз обсуждало коррекцию системы документов стратегического планирования (ответственный — Минэкономики). Впрочем, большая часть ведомств Белого дома, как следует из правительственной переписки по этому поводу, никаких идей по планированию не имеют, 16 из них, равно как и Совет безопасности РФ, на запросы ведомства Алексея Улюкаева не отвечают, а имеющие идеи (ФМС, Минэнерго, Минвостокразвития) в основном предлагают то, что Минэкономики не поддерживает. Кроме этого, у правительства есть сомнения в том, что и без интеграции в систему госкомпаний удастся в стратегическом планировании соблюдать требования соответствующего закона N172-ФЗ.

Вопросы, связанные с президентским посланием при явном отсутствии в нем ультрарадикальных идей, объясняются прежде всего резкими изменениями экономической конъюнктуры, пришедшейся на период его подготовки, октябрь--ноябрь 2014 года. Очевидно, ни Кремль, ни Белый дом особо торопиться с толкованием послания не намерены: дальнейшее развитие ситуации в экономике позволит при наличии необходимости обнаружить в документе, от которого еще в начале ноября 2014 года ждали масштабной экономической либерализации, а уже в конце этого же месяца — "закручивания гаек", совсем другие неожиданные смыслы.

Оригинал статьи см. здесь

Смотрите также:
05.12.2014 - Бизнес получил послание: Владимир Путин пообещал бизнесу свободу, не ухудшать налоговые условия до 2018 года, снизить число проверок


Источник: Дмитрий Бутрин, Вадим Вислогузов, - Сеанс вопросов на ответы // КоммерсантЪ от 10.12.2014


Последние изменения:
15.12.2014 08:12 Альбицкий Сергей


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.13062405586243