Lobbying.Ru Металлургическое лобби обозначает свои интересы

Металлургическое лобби обозначает свои интересы

Российская академия государственной службы при Президенте РФ (на фото)

Среди участников обсуждения проблем сотрудничества городов с градообразующими предприятями черной металлургии: депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, возглавляющие ведущие думские комитеты, специалисты крупнейших металлургических предприятий Магнитогорска, Новокузнецка, Липецка, Орска, Нижнего Тагила, руководители органов исполнительной власти муниципальных образований – индустриальных центров с населением в сотни тысяч человек, ведущие ученые Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Ю.В. Миронов, директор филиала УрАГС в г. Магнитогорске, член Координационного Совета представителей городов с градообразующими предприятиями черной металлургии:
– В марте 2003 г. в Магнитогорске по инициативе Магнитогорского городского Собрания депутатов и при активной научной и организационной поддержке Уральской академии государственной службы состоялась научно-практическая конференция «Проблемы социально-экономического развития городов с градообразующими предприятиями черной металлургии». Идею проведения подобной конференции организационно и финансово поддержала городская администрация и самым энергичным образом — ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат».
Главным итоговым документом конференции стало Соглашение о сотрудничестве городов с градообразующими предприятиями черной металлургии. Его подписали руководители восьми крупнейших металлургических городов, чьи предприятия в сумме производят более 90% отечественного проката черных металлов.
В октябре 2003 г. в Магнитогорске состоялось первое заседание Координационного Совета представителей этих городов, на котором был утвержден его состав в количестве 9 человек, причем девятым членом КС стал представитель Уральской академии государственной службы — директор Магнитогорского филиала УрАГС Юрий Миронов. Председателем КС был избран председатель Магнитогорского городского Собрания депутатов Михаил Сафронов.
Состоявшееся 16 февраля 2004 г. в Москве второе заседание Координационного Совета во многом определило дальнейшую судьбу Соглашения восьми металлургических городов. Стало ясно, что определены основные направления защиты и продвижения интересов металлургов, что получена политическая поддержка этих идей со стороны многих депутатов Государственной Думы РФ. Всего в работе московского заседания КС приняло участие семь депутатов Госдумы. Безусловно, определяющими особую тональность принятых решений были: доклад председателя КС Михаила Сафронова, неоднократные выступления председателя Комитета Государственной Думы РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павла Крашенинникова, председателя Комитета Государственной Думы РФ по энергетике, транспорту и связи Валерия Язева, заместителя председателя Комитета Государственной Думы РФ по экологии Юрия Лосского, заместителя председателя Комитета Государственной Думы РФ по вопросам местного самоуправления Виктора Косоурова, директора по персоналу и социальным программам ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» Александра Маструева.
Особую уверенность в успехе лоббистских устремлений металлургов придало то обстоятельство, что заседание Координационного Совета представителей металлургических городов проходило в стенах Российской академии государственной службы при Президенте РФ. В своем выступлении проректор по научной работе Российской академии государственной службы, член-корреспондент Российской Академии наук Валерий Чичканов, высказавшись за необходимость участия государства в защите интересов моноспециализированных металлургических городов на различных уровнях, указал на возможность научно-методической и иной поддержки нормативно-правовых инициатив КС со стороны РАГС на стадиях мониторинга, экспертной оценки и особенно — на стадии заключительной фазы решения отмеченных проблем на уровне федеральной исполнительной власти.
В заключение Координационный Совет представителей городов черной металлургии принял решения, определившие не только общую стратегию продвижения к намеченной цели, но и первоочередные меры по снижению уровня уязвимости социально-экономического климата в городах Соглашения. Самые первые шаги, и это естественно, планируются в сфере защиты экологических интересов.
Очередное заседание Координационного Совета по приглашению руководства города состоится в Липецке. В его повестке — разработка дальнейших алгоритмов для защиты своих интересов на всех уровнях государственного управления и власти.

СТЕНОГРАММА ЗАСЕДАНИЯ КООРДИНАЦИОННОГО СОВЕТА
Сафронов М.Ф.,
председатель Координационного Совета, председатель Магнитогорского городского Собрания депутатов:
– Позвольте мне на правах председателя КС и одного из организаторов нашей сегодняшней встречи открыть наше расширенное заседание КС Соглашения городов черной металлургии. Во-первых, хотел бы от имени всех присутствующих поблагодарить руководство и научных работников, лично вас, Валерий Петрович, и Владимира Константиновича Егорова, президента-ректора РАГС, за предоставленную возможность проведения заседания Координационного Совета в стенах Российской академии государственной службы при Президенте РФ. На сегодняшнем заседании КС присутствуют представители городов черной металлургии — члены КС, представители металлургических предприятий, депутаты Государственной Думы, специалисты, эксперты, представители СМИ.
Хотел бы рассказать об истории нашего Соглашения. Год назад, в январе прошлого года, мы в Магнитогорске провели заседание «круглого стола» с участием специалистов Уральской академии государственной службы по проблематике городов с градообразующими предприятиями черной металлургии. В марте 2003 г. у нас же, в Магнитогорске, мы провели Всероссийскую научно-практическую конференцию и подписали Соглашение городов. И тогда же, в марте, по результатам нашей конференции мы издали сборник всех докладов и сообщений, которые были заслушаны. Все они касались проблематики городов черной металлургии.
Для начала хотел бы предоставить слово проректору РАГС, члену-корреспонденту РАН Валерию Петровичу Чичканову.

Чичканов В.П., проректор по научной работе Российской академии государственной службы при Президенте РФ:
– Во-первых, я хотел бы от всей души поприветствовать вас от имени ректората РАГС. Среди тех проблем, которые вы обсуждали ранее и будете обсуждать сегодня, некоторые нуждаются в более аргументированном и основательном мониторинге, в тех или иных исследованиях. Поэтому мы готовы предложить свои услуги. Двери нашей академии открыты для вас, притом в любом качестве. Если есть желание — можете осуществить подготовку, переподготовку своих кадров. Призываю и приглашаю к сотрудничеству в любой форме.
Буквально несколько слов, касающихся тематики. Мы обсуждали с учредителями и организаторами этой встречи предварительно те проблемы, о которых вы будете говорить сегодня, и какими могли бы быть пути их решения. Мне представляется, что ваша сила — в корпорации, в корпоративности духа. В нынешних условиях становления рынка выжить в одиночку практически невозможно. Вы это хорошо знаете по своей работе, по своей жизни. Ваше объединение не случайно, потому что у вас много общего и с точки зрения градообразующих предприятий, и с точки зрения жизни соответствующих городов. Поэтому есть смысл не только встречаться и обсуждать проблемы, но и действительно выходить на уровень, который позволил бы потом готовить соответствующие проекты законодательных актов. И неслучайно здесь присутствуют депутаты Государственной Думы — это очень логично и дает возможность ограничиться не просто разговором.
Сейчас происходит своеобразное подведение итогов социально-экономического развития нашей страны. Буквально на прошлой неделе я был на одной из конференций в Орле, где были представители многих городов России и где подводили итоги: с чем мы закончили год, что нового и интересного можно перенести в следующий год, с чем начинать 2004 год и что отрицательное можно было бы выбросить. Наиболее ярко (это было и на выборах в Госдуму) была выражена позиция, связанная с усилением роли государства в управлении экономикой. Мне представляется, что в решении задач, о которых вы сегодня будете говорить, роль государства трудно переоценить. Имею в виду те механизмы и рычаги, которые есть у государства. Поэтому наши конкретные предложения, безусловно, могут оказать вам содействие в вашей работе.
И в заключение хотел бы подтверить готовность подключиться к итоговой фазе решения проблем, которые вы поднимаете, для того чтобы по некоторым из них (с фундаментальным подкреплением наших законодателей) можно было бы выйти с запиской в администрацию Президента, а может быть, даже и на Президента, если это вытянет на такой уровень.

Крашенинников П.В., председатель Комитета Государственной Думы РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (Магнитогорский избирательный округ):
– Я думаю, что неслучайно выбрана Российская академия государственной службы при Президенте РФ, потому что действительно здесь решаются все фундаментальные вопросы, связанные с уголовным, гражданским процессами, вопросы, связанные с какими-либо коренными преобразованиями, например, по органам местного самоуправления, и все ключевые конференции, все ключевые совещания происходили именно в этом здании. Мне кажется, очень хорошо, что у нас есть такое Соглашение и КС Соглашения городов черной металлургии, проблемы которых примерно одинаковы: проблемы, связанные с экологией, проблемы, связанные с межбюджетными отношениями.
Известно, что огромное количество налоговых отчислений уходит и в регионы, и в Федерацию. А как бороться с такими проблемами, как экологические, с проблемами в бюджетной сфере, которые есть и в образовании, и в медицине, и в культуре и других сферах? Это все ложится на бюджет градообразующего предприятия. Все эти проблемы едины. И если мы сможем выработать какие-то единые подходы и будем пытаться решать проблемы достаточно скоординировано, если мы все вместе будем использовать наш потенциал и влияние каждого на Правительство, то, наверное, мы сможем все эти вопросы ставить и, может быть, большинство решать еще до принятия бюджета в Парламенте и до принятия каких-либо решений в Правительстве РФ.
Конечно, мы должны воспользоваться гостеприимством РАГС, но я считаю, что почаще нужно бывать в городах, которые являются участниками Соглашения, с тем чтобы видеть те проблемы, которые есть, проверять, действительно ли они схожи, и не изобретать велосипед по тем проблемам, которые каждое градообразующее предприятие может решать на месте.

Сафронов М.Ф.:
– Вашему вниманию мы предложили текст проекта Концепции. Концепция состоит из четырех разделов.
В первом разделе дается общая оценка ГПЧМ и городов с ГПЧМ, приводятся статистические данные, даются существующие параметры социально-экономического развития городов. Во втором разделе определяются цели, задачи и принципы государственной политики в сфере социально-экономического развития городов с ГПЧМ. В третьем разделе предлагаются механизмы реализации государственной политики в сфере социально-экономического развития городов с ГПЧМ. В четвертом разделе приводятся ожидаемые результаты реализации мер по социально-экономическому развитию городов с ГПЧМ.
В силу целого ряда политических и социально-экономических условий развития, на начало 90-х годов прошлого столетия в Российской Федерации сложилась определенная макроэкономическая система, характеризуемая, в частности, развитием целого ряда крупных узловых отраслевых промышленных центров с градообразующими предприятиями.
По данным Минпромнауки, в настоящее время во всех субъектах Российской Федерации функционирует более 900 градообразующих предприятий. Производимая этими предприятиями промышленная продукция составляет около 1/3 от всего объема промышленной продукции Российской Федерации. На базе этих градообразующих предприятий было образовано и существует в настоящее время 467 моноструктурных городов и 332 поселка городского типа.
Это относится и к черной металлургии. Основными производителями металлопродукции являются девять крупнейших металлургических комбинатов отрасли:
- Магнитогорский («ММК»);
- Череповецкий («Северсталь»);
- Новолипецкий («НЛМК»);
- Нижнетагильский («НТМК»);
- Западносибирский («ЗСМК»);
- Челябинский («Мечел»);
- Кузнецкий («КМК»);
- Оскольский («ОЭМК»);
- Орско-Халиловский («Носта»).
В общем объеме производства проката их доля составила в 2002 г. 91%.
Все перечисленные предприятия черной металлургии являются градообразующими, и результаты их работы определяют экономику, социальную стабильность соответствующих областей и регионов, а также их экологическую ситуацию.
С целью оценки состояния социально-экономического развития городов анализируемой группы нами в декабре 2002-го — январе 2003 г. запрошены и получены статистические данные. Они позволяют сделать некоторые выводы и определить характерную проблематику городов с градообразующими предприятиями черной металлургии. В приложении №1 приводятся эти данные. Комментируя их, можно сделать следующие выводы:
– градообразующие предприятия в анализируемой группе городов занимают превалирующее положение в объеме промышленной продукции городов — от 66,0% в г. Новокузнецке до 79,9% в г. Новотроицке и 85,0% в г. Магнитогорске (по данным 2002 г.);
– эти же предприятия определяют уровень балансовой прибыли в городах — от 74,68% в г. Старом Осколе до 97,97% в г. Магнитогорске и 88,78% в г. Липецке;
– долю налоговых сборов в объеме налогов, поступающих в муниципальные бюджеты, — от 23,5% в г. Новокузнецке до 57,6% в г. Липецке (по данным 2002 г.);
– градообразующие предприятия определяют состояние экологии в городах — количественная доля выбросов составляет от 54,48% в г. Нижнем Тагиле до 93,83% в г. Новотроицке и 95,6% в г. Череповце;
– уровень заработной платы, во многом определяющий потребительский спрос, заметно превосходит уровень зарплаты в городах — в 1,3–1,6 раза, а в г. Старом Осколе — в 2,8 раза.
Кроме того, необходимо отметить и ряд других показателей:
– достаточно высокий уровень занятости населения на этих градообразующих предприятиях — от 11,3% от общего количества работающего населения в г. Челябинске до 40,9% в г. Новотроицке. Соответственно уровень безработицы в городах низок — от 1,7% до 0,4% (по данным 2002 г.);
– очень высокий процент количества пенсионеров от общего количества населения в городах — от 18,8% в г. Череповце до 26,3% в г. Липецке. Это достаточно мощная нагрузка на бюджеты градообразующих предприятий и городов;
– безусловно, бросается в глаза высокий уровень естественной убыли населения в городах анализируемой группы: от 822 чел. в г. Старом Осколе до 2250 чел. в г. Нижнем Тагиле и 5414 чел. в г. Челябинске. Причем динамика по годам тоже неутешительная.
Статистика говорит о том, что все города анализируемой группы являются и городами с регионообразующими предприятиями в своих областях. Достаточно привести некоторые данные из доступной информации — в структуре объема промышленной продукции черная металлургия по ряду областей составляла:
- в Липецкой области — 60%;
- в Вологодской области — 59%;
- в Челябинской области — 45%;
- в Белгородской области — 34%;
- в Кемеровской области — 31%.
Общим в экологической ситуации и состоянии здоровья населения в городах с градообразующими предприятиями черной металлургии является следующее:
- города с градообразующими предприятиями черной металлургии относятся к тому типу городов, для которых уровень антропогенной нагрузки определяется, в основном, выбросами загрязняющих веществ в воздух. По объему выбросов в атмо­сферу наши города входят в число городов с наибольшим уровнем загрязнения атмосферы. (За 2002 г. в Магнитогорске — 292,6 тыс. т, в том числе ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» — 249,65 тыс. т.);
- градообразующие предприятия черной металлургии не имеют обустроенных санитарно-защитных зон;
- большинство населения городов проживает в зоне, в которой концентрации веществ первого класса опасности превышают ПДК. В том числе в Магнитогорске 80% населения проживает в зоне, в которой концентрации веществ первого класса опасности превышают ПДК;
- в городах имеется ряд производств, отнесенных Международным агентством по изучению рака (МАИР) и Министерством здравоохранения Российской Федерации к канцерогеноопасным для человека: производство кокса, переработка каменноугольной смолы, газификация угля, производство чугуна и стали и др;
- многие вредные вещества содержатся одновременно в воздухе, воде и почве, что обуславливает их комплексное поступление в организм человека;
- уровень загрязнения атмосферы — высокий или очень высокий. Показателем уровня загрязнения атмосферы является индекс загрязнения атмосферы (далее — ИЗА), рассчитываемый Росгидрометом. Если ИЗА = 5–6 — уровень загрязнения повышенный, ИЗА = 7–13 — уровень загрязнения высокий, ИЗА > 14 — уровень загрязнения очень высокий. В 2002 г. в Магнитогорске ИЗА = 17,1;
- неудовлетворительные медико-демографические показатели. Так, в Магнитогорске медико-демографические показатели в 2002 году:
>рождаемость — 9,9 человек на 1000 населения,
>смертность (общая) — 16,5 человек на 1000 населения,
>естественный прирост (убыль) населения — минус 6,6 человек на 1000 населения,
>младенческая смертность — 14,43 человек на 1000 населения;
- ежегодно увеличивается заболеваемость населения. В 2002 г. заболеваемость населения Магнитогорска увеличилась на 7,9% по сравнению с 2001 годом.
Анализ приведенных показателей позволяет сделать некоторые обобщения особенностей социально-экономического развития городов с градообразующими предприятиями черной металлургии (ГПЧМ).
Существует определенный разрыв хозяйственных и экономических связей между ГПЧМ и экономикой города. Экономика ГПЧМ ориентирована на российский, региональный и зарубежный рынок и в меньшей степени — на городской рынок; в городах, как правило, отсутствует механизм взаимодействия экономики города и ГПЧМ.
Ограниченные финансовые возможности городов не позволяют проводить активную социальную политику в городах.
В целом социально-экономическое развитие городов анализируемой группы очень жестко зависит от ГПЧМ, экономика которого определяется целым рядом внешних и довольно жестких факторов (сырьевые материалы, тарифы естественных монополий, конъюнктура внутреннего и внешнего рынков, ценовая политика).
Необходимо выделить несколько узловых проблем в социально-экономическом развитии городов с ГПЧМ, которые затрагивают в целом безопасность государства, регионов и городов.
1. Экономическая безопасность
Черная металлургия России развивается достаточно динамично. Так, в 2003 г. производство стали в РФ составило 61,5 млн. т (рост производства относительно 2002 г. — 4,9%), что в свою очередь привело к увеличению потребления сырья, в частности — железорудного сырья. Образовался дефицит ЖРС, который обусловлен, с одной стороны, увеличением экспорта ЖРС из России (в 2003 г. на уровне 16,7 млн. т, что составило рост по сравнению с 2002 г. на 16,2%) — при дефиците > 10,0 млн. т, с другой стороны — резким увеличением производства стали в Китае (ежегодно на 20%), которое в 2003 г. составило более 210 млн. т.
То же самое происходит и с обеспечением металлургических предприятий коксующимися углями: темпы роста объемов экспорта коксующихся углей (32% — рост экспорта в 2003 г. по сравнению с 2002 г.) принимают угрожающий характер.
Сегодня остро стоят вопросы по величине транспортной составляющей на поставки сырья и готовой продукции металлургических предприятий, есть проблемы обеспечения предприятий энергоресурсами.
Достаточно остро в обозримом будущем будут стоять вопросы реализации продукции металлургических предприятий. Это связано с тем, что 50% всей продукции российских металлопроизводителей реализуется на внешнем рынке, который подвержен колебаниям, а также предстоящей экспансией китайского металлопроката.
Эти и другие негативные изменения в экономике черной металлургии непосредственно связаны с резкими изменениями в СЭР наших моноспециализированных городов, степень диверсификации экономики которых находится на низком уровне.
2. Экологическая безопасность
Негативное влияние металлургического производства на окружающую среду общеизвестно. Достаточно напомнить, что большинство населения городов Соглашения (в 8 городах проживает 3,7 млн. человек) проживает в зонах, в которых концентрация вредных веществ 1 класса опасности превышает ПДК в несколько раз. На неудовлетворительном уровне находится и целый ряд медико-демо­графических показателей.
3. Социальная безопасность
Проблематика социальной безопасности прямо связана с перечисленными элементами безопасности. Промышленность городов Соглашения характеризуется высокой занятостью населения в сфере металлургического производства — отсюда очень жесткая зависимость уровня и качества жизни населения в городах от производственной и экономической деятельности градообразующих предприятий. Зависимость эта всеобъемлюща: от уровня зарплаты до состояния здравоохранения, от объема и качества социальных услуг до состояния жилищно-коммунального хозяйства.
Предлагается вопрос повышения безопасности городов с ГПЧМ вынести в отдельный раздел и просить Комитет по безопасности Государственной Думы (председатель Комитета Васильев Владимир Абдуалиевич, первый заместитель — челябинец Гришанков Михаил Игнатьевич) выйти с запросом и соответствующим предложением в Правительство РФ по выработке целого ряда протекционистских действий для защиты экономической безопасности городов с ГПЧМ. Соответствующее обращение от имени участников заседания подготовят магнитогорцы. Одновременно предлагаю просить руководство РАГС обратиться с соответствующей служебной запиской в Администрацию Президента РФ.
Экономика градообразующих предприятий в городах анализируемой группы развивается достаточно динамично, по крайней мере, без резких срывов, достаточно стабильно. И в то же время экономика самих городов при этом испытывает, по крайней мере, затруднения. Ее показатели, если исключить показатели экономики градообразующих предприятий, не растут, более того — снижаются. Одна из причин — отсутствие стабильной системы формирования финансово-экономической базы муниципальных образований, в первую очередь — доходной части бюджета.
Основными целями государственной политики в сфере социально-экономического развития городов с градообразующими предприятиями черной металлургии (ГПЧМ), на наш взгляд, должны являться:
- обеспечение стабильности социально-экономического развития городов с ГПЧМ на основе обеспечения экономической, экологической и социальной безопасности функционирования их экономики;
- проведение комплекса природоохранных и экологических мероприятий в городах с ГПЧМ;
- повышение эффективности и устойчивости функционирования хозяйственно-урбанистических комплексов городов с ГПЧМ и достижение на этой основе оптимальности и сбалансированности бюджета, высокого уровня занятости и качества жизни населения.
Реализация мер государственной поддержки городов с градообразующими предприятиями черной металлургии позволит:
- обеспечить стабильность, конкурентоспособность и стратегическую безопасность одной из базовых отраслей экономики Российской Федерации — черной металлургии;
- обеспечить динамику социально-экономического развития городов с ГПЧМ, повысить экологическую и социальную их защищенность, качество жизни населения городов.
Имеющийся практический опыт реализации локальных программ по техническому перевооружению, модернизации и диверсификации производства в городах Соглашения показал, что градообразующие предприятия могут устойчиво улучшать свои финансово-экономические показатели при осуществлении мер государственной поддержки на 5–8% ежегодно.
По предварительной оценке, успешная реализация мер государственной поддержки городов с ГПЧМ создаст условия динамичного развития экономики регионов, позволит сбалансировать региональные бюджеты путем снижения трансфертной доли городов с ГПЧМ, существенно увеличить объемы производства, сохранить и увеличить количество рабочих мест, повысить уровень и качество жизни населения моноструктурных городов.
Вопросов очень много. Они требуют очень тщательной отработки. Но мы надеемся, что совместными усилиями депутатов ГД, членов СФ, специалистов, ученых, экспертов нам удастся подойти к решению проблем социально-экономического развития городов черной металлургии.

Васильев В.А., заместитель председателя Комитета по труду и социальной политике Государственной Думы РФ:
– Всем понятно, что проблема, которую вы поднимаете, очень важная и действительно комплексная. Нельзя говорить о каком-то одном разделе, например, экологии, отделяя его от социальной политики, и так далее. И все-таки вы просчитывали, какова цена этого вопроса? Ведь понятно, что при любой Концепции мы в конечном итоге придем не только к ее принятию как основы, но и начнем считать государственные деньги.

Сафронов М.Ф.:
– Я могу ответить на этот вопрос. Каждый депутат своего округа старается попасть в федеральную программу. Иногда это удается, иногда не удается. Если у нас организовался такой Координационный Совет, мы в состоянии войти в какие-то уже существующие федеральные целевые программы, в частности, по экологии, но иметь надо какой-то свой подраздел, касающийся черной металлургии. Я думаю, мы в состоянии это сделать.
Второе, мы говорим сейчас о платежах за загрязнение окружающей среды. Сегодня мы у себя оставляем 53%. ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» в год платит примерно 120 млн. руб. за загрязнение окружающей среды. Половину мы отдаем. В первом чтении 18 ноября 2003 г. были приняты правительственные поправки к Бюджетному и Налоговому кодексам. В соответствии с ними с 1 января 2005 г. доля отчислений от платежей за загрязнение снизится до 40%: 40% остается в городах, 40% идет в регионы и 20% — в Федерацию. Вот тут есть возможность зацепиться. Во-первых, разговаривая с регионом, во-вторых, разговаривая с Федерацией. То есть мы должны найти приемлемые пути дополнительного привлечения целевых средств, в частности, связанных с экологией. Мы их зарабатываем. Почему мы должны отдавать 60% и только 40% оставлять у себя?
Далее, мы можем говорить о налоге на доходы физических лиц, мы можем говорить о земельном налоге, наконец. То есть земли, которые сегодня в радиусе 150 км от города Магнитогорска, подвержены экологическим изменениям, как, впрочем, и вокруг каждого города: тяжелые металлы и прочие вредные выбросы. Надо ситуацию поправлять, надо социальную среду исправлять.
Бюджетная обеспеченность в наших городах, по нашему расчету, должна быть 12–15 тыс. руб. на 1 жителя, сегодня имеем 4–5 тыс. руб. Нас равняют с другими «дотационными» городами. Этой бюджетной обеспеченности мы можем достичь с помощью федеральных программ, с помощью регулируемых налогов в части доли отчислений в регионы и частично — в Федерацию. Но в большей степени все-таки за счет регионов.

Чалов В.И., профессор РАГС:
– Я посмотрел ваш доклад. Доклад очень содержательный, насыщенный. Но меня смущает одно обстоятельство. Вы представляете таблицу №1, которая показывает, что черная металлургия не умерла, что города с черной металлургией не умерли. И, как говорит наш Президент: теперь давайте начнем думать, как жить счастливо и богато, как качественно улучшать благосостояние трудящихся. Смотрите, какие разные показатели: рядом Новотроицк (ясно, что это за предприятие — оно находится сегодня в самом худшем состоянии среди предприятий черной металлургии) и Старый Оскол. Средняя зарплата у них соответственно 5 тыс. руб. и 18 тыс. руб. А если посмотреть на бюджетников — то у них 1,5–2 тыс. руб. Что это за зарплата?
Но если вспомнить задачу, о которой говорит Президент Путин В.В., как, за счет чего мы можем жить богаче? Надо лучше работать. И мой вопрос: почему в вашем докладе нет ничего о том, как получать больше доходов? И это дело не только самих комбинатов. Да, мы помним, что они прошлый, позапрошлый годы прошли испытание Америкой. Они выдержали конкурентную борьбу и вышли из этой борьбы если не победителями, то без поражений. Наверное, такая оценка будет точной. Значит, по этому пути надо дальше идти.
Как повышать конкурентоспособность? Что это такое — всего лишь 25 млрд. руб. прибыли, меньше 1 млрд. долларов? Я точно знаю, почему у Старого Оскола 18 тыс. руб. средняя зарплата, а у других значительно меньше. Да потому что Старооскольский металлургический завод сделал наконец-то, что давно думалось сделать при советской власти, и построил рядом выгодное производство плитки. И за счет этой плитки крутит деньги и в очень короткие сроки получает прибыль. И прибыль на плиточном производстве больше, чем на металлургическом. Почему в представленной Программе мы не рассматриваем проблемы резкого повышения доходности металлургических комплексов и городов?

Сафронов М.Ф.:
– Мы всегда думаем и говорим об этом, но коллеги подтвердят, что в 2004 г. у нас резко снизится прибыль. Почему? За счет того, что повышаются цены и тарифы естественных монополий: газ, электричество, транспортные составляющие, и по всей видимости существенно возрастет цена на железорудное сырье и т.д. Какие к нам претензии? Мы все время думаем о повышении доходности. Каждый из здесь сидящих представителей комбинатов и городов всегда говорит о том, что прибыль должна быть больше.

Чалов В.И.:
– Надо не говорить, а надо разрабатывать программы, с помощью которых совместные доходы металлургического производства и городского хозяйства будут резко увеличиваться.

Сафронов М.Ф.:
– Есть такие программы.

Чалов В.И.:
– Но в вашем докладе нет об этом ничего. Вопрос идет о том, чтобы мы с вами аспект зарабатывания денег обязательно выносили в подобные разговоры.

Сафронов М.Ф.:
– Но мы еще говорим о мерах государственной поддержки. Надо обеспечить климат, который бы создал нам возможность получать как можно больше прибыли. Создать условия.

Чалов В.И.:
– Сам по себе климат не появится. Какие инициативы будут выносить депутаты ГД?

Гессе А.Н., заместитель Главы города Нижний Тагил по экономике и промышленности, член Координационного Совета:
– Во-первых, я бы хотел попытаться ответить на ваш вопрос на примере нашего города. Этот пример доказывает, что успешно работать у нас опасно. В 2000 г. бюджет города был утвержден в размере 1900 млн. руб. Мы перестарались и выполнили его на 1,5 млрд. руб., что составило 50% всех налоговых поступлений. Они остались в местном бюджете. В 2001 г. получилась следующая картина: нам утвердили 1100 млн. руб. Объем поступлений в местный бюджет не составляет уже и 30%, 30% уходит в Федерацию, 40% с лишним уходит в региональный бюджет.
Наша позиция проста: мы хотим, чтобы наши города, население наших городов жили лучше, чтобы будущее у наших городов было. Мы разработали схему размещения производительных сил до 2015 г. и увидели очевидный факт. Начиная с 2010 г., дефицит кадров будет нарастать пропорционально ежегодно. Уже сегодня предприятия ощущают дефицит рабочей силы, а после 2010 г. этот дефицит будет явным. Вопрос в том, где взять людей. Рожать больше в России не будут, и в наших городах — это точно. Нужно, чтобы город стал привлекательным, тогда и предприятия будут продолжать работать и наращивать объем производства. И может быть, те же 40% и 30% будут и на область, и на Россию работать, но для этого нам сегодня нужно что-то дать, а не завтра. Что касается того, что мы хотим забрать у государства, я еще раз повторюсь: только 30% из того, что город зарабатывает, нам оставляют. Это без таможенных пошлин и других. Поэтому мы не чужое хотим, мы хотим свое.
По поводу цены вопроса могу сказать следующее. У нас был опыт: в 1995 г. мы утвердили федеральную Программу по экологическому оздоровлению. Действовала она шесть лет. И шесть лет выделялось 100 с небольшим млн. руб. каждый год. Да, кое-что было выполнено — и собственными силами в том числе, но это совершенно не те темпы, с помощью которых можно было бы что-то кардинально изменить.
А если говорить о конкретных предложениях, добавлю в поддержку к тому, что сказал Михаил Федотович, о земельном налоге. Мы, например, можем ставить условия сегодняшним хозяевам предприятий, чтобы они занимались и экологией, и рекультивацией нарушенных земель, но они возразят: теми объемами, за которые мы отвечаем, мы будем заниматься (у нас Демидовы еще 270 лет назад начали разработку), на остальное нас не хватит. В Бюджетном кодексе есть понятие «целевой бюджетный экологический фонд», куда могут направляться средства от земельного налога, от платежей за загрязнение окружающей среды, и, естественно, у них будет целевое использование. Кстати, у нас в городе от платежей за загрязнение окружающей среды оставляют только 25%, остальные 75% забирает область.
Целевые фонды направляются на устранение последствий работы промышленного комплекса. Что касается текущего содержания, мы были на 22-м месте в области по бюджетной обеспеченности — 5 тыс. руб. на 1 жителя. Если будут эти 5 тыс. руб., еще можно будет хоть что-то делать, но, к сожалению, в условиях новых Бюджетного и Налогового кодексов мы не достигнем даже этого результата. Бюджетная обеспеченность городов металлургов должна быть хотя бы на 50% выше, чем в среднем по области. Это, кстати, не так и много будет, если в среднем по области взять. По крайней мере, это хоть что-то даст.

Сафронов М.Ф.:
– То есть, нужен дифференцированный подход, о чем мы и говорим. Сейчас нас равняют под одну гребенку: что сельскохозяйственный район, что город Магнитогорск.

Гессе А.Н.:
– Конечно. Нам объясняют, что люди там тоже должны жить, поэтому мы как бы работаем на них. Я не возражаю, что, естественно, все должны жить, но просто завтра с нас столько денег уже будет не взять, сколько сегодня, их будет с каждым годом все меньше. А из деревни на сегодняшний день, по крайней мере, из наших пригородных районов, к нам уже ехать некому.

Лосский Ю.В., заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по экологии:
– В данном случае надо все-таки решать вопросы на местном уровне. Я раньше был Главой администрации муниципального образования с градообразующим предприятием урановой отрасли. Я находился в такой же ситуации, как и вы. Да, у нас работающее предприятие, да, мы зарабатываем на сегодняшний день большие деньги. Но по той же схеме работаем с комитетом по экономике, финансовым управлением Читинской области.
Здесь, сегодня депутатам Государственной Думы эти вопросы задавать, наверное, сложно, потому что на данном этапе они решаться не будут. По вопросам экологии нужно иметь заключение Правительства, получить их поддержку, потом уже что-то решать. В противном случае на Государственной Думе это не пройдет.

Язев В.А., председатель Комитета Государственной Думы РФ по энергетике, транспорту и связи (Нижнетагильский избирательный округ):
– Мы начали себя убеждать в одном и том же. О чем, собственно, разговор идет? Хотелось бы, чтобы наши города жили лучше, чем в целом в России. Задача благородная по отношению к жителям городов с градообразующими предприятиями черной металлургии, но попахивает сепаратизмом по отношению к России в целом. Но такая ситуация будет до тех пор, пока в стране, к сожалению, существует «тришкин кафтан». И нечего стыдиться, что мы ищем пути лоббирования интересов наших городов.
Надо при этом понимать, что бюджетная обеспеченность должна быть одинакова по России в том случае, если бюджетная инфраструктура одинаково создана. Но мы имеем закрытые территориальные образования (ЗАТО), у меня в округе — это город Новоуральск, где бюджетная обеспеченность 20 тыс. руб. на 1 человека. В среднем по области 4,5–5 тыс. руб., то есть в ЗАТО — в 4 раза больше. Там создана инфраструктура, ее надо поддерживать. Поэтому огульно суждение о том, что должна быть одинаковая бюджетная обеспеченность. Здесь есть чем аргументировать.
Не надо стыдиться, что мы, может быть, где-то и перетягивая одеяло на себя, хотим лоббировать эти интересы. Первое, в чем, мне кажется, можно было бы получить понимание и поддержку на уровне федеральной власти, это экология. Всем очевидно, что экологическая нагрузка на предприятия, на города черной металлургии выше всякой нормы. Необходимо пробивать федеральные экологические программы. Они все были похоронены Грефом. Аргумент был, что не может быть федеральной программы по одному городу. Давайте сделаем федеральную программу по 8 городам, по отрасли. Мне кажется, что это тема подъемная. Поэтому нужно определить приоритеты и решаемость таких задач, которые можно и нужно решать. Я вижу набор таких задач. Если мы говорим о некоем особом правовом статусе муниципальных образований, при всей абсурдности этого и притом, что только что приняты новые законы, тем не менее, прецеденты есть — это ЗАТО.

Сафронов М.Ф.:
– И наукограды.

Язев В.А.:
– Поэтому эта задача, мне кажется, в том или ином виде решаема. Просто надо, как говорится, замахнуться на решаемую задачу. Если мы захотим, чтобы наши города жили по сравнению с другими, как небо и земля, то, наверное, навстречу нам не пойдут. А какие-то подвижки в этом плане вполне возможны.
Какие еще мне видятся приближающиеся проблемы в городах? Они касаются энергетики. Во-первых, я не разделяю мнения о том, что чрезмерны тарифы на услуги естественных монополий. Они еще малы и будут повышаться. Надо понимать, что будет повышаться, например, цена на газ до 45–50 долларов за 1000 м3 (при нынешних 23–26 долларах), это неизбежный процесс. Крупные потребители — это в первую очередь металлургические предприятия, такие как НТМК, ММК — уходят из структуры Росгазификации, облгазов, становятся прямыми потребителями Газпрома или монопольных поставщиков. И тогда основная инфраструктура, которая должна обеспечить население, становится неподъемной по ценам и тарифам. Это можно было бы решать, в том числе, и на нашем заседании Координационного Совета. Потому что законодательно этот переход не запретить. Этот вопрос нужно решать по договоренности.
По городской транспортной инфраструктуре. Здесь начали процветать частные извозные конторы, такси, которые хоронят электрический транспорт в городах — такой, как трамвай, который должен привезти работников на завод. Все льготники, естественно, садятся на этот вид транспорта, а коммерческий будет процветать.
Нужно определить — и в Программе он примерно обозначен — блок тех задач, которые решаемы сегодня. Мы готовы лоббировать разумные требования городов черной металлургии, чтобы чуть-чуть получше они жили, чем Россия в целом. Точно так же лоббируют свои корпоративные интересы цветная металлургия, энергетика. Мы подошли к корпоративным территориальным комплексам, какими являются наши города, и лоббирование их интересов и отстаивание саморегулирования жизни в этих городах — это нормальный процесс.

Неверов С.И., заместитель председателя Комитета Государственной Думы по труду и социальной политике (Новокузнецкий избирательный округ):
– Добавлю буквально два слова. Я посмотрел представительство и по прошлому составу, и по новому составу депутатов Государственной Думы: практически во всех комитетах присутствуют представители металлургических регионов. В.А. Язев совершенно правильно сказал, что нужно посмотреть по тем направлениям, которые вам необходимы. Не нужно стесняться, хотя бы разговаривая здесь, того, что мы собираемся лоббировать интересы наших металлургических регионов, металлургических городов. Почему? Потому что есть общие темы.
Во-первых, это, конечно, экология, которая может объединить и очень мощно. Второе — структурная перестройка металлургической отрасли, которая сегодня происходит. Принята программа до 2010 г. Сегодня мы говорим о предстоящих сокращениях на наших предприятиях, но цифры совершенно разные: по оценке Минэкономразвития — 350 тыс. чел., Минтруда — до 500 тыс. чел. Нужно не стесняться говорить о том, что есть достаточно известный опыт реструктуризации угольной отрасли, когда там закрыты целые регионы, когда миллиарды и миллиарды рублей до сих пор не выделены на решение социальных проблем. Это в принципе может случиться сегодня на наших градообразующих металлургических предприятиях. Мы не говорим о крупных городах, есть совершенно другие города, где есть предприятия, которые могут просто-напросто не выжить в данной ситуации. И уже сегодня это происходит. Поэтому здесь есть и социальный аспект. Нужно говорить и о вопросах федерального бюджета по поводу занятости, по поводу программ переобучения, достаточно серьезно нужно говорить о комплексе мер по уровню диверсификации экономики градообразующих предприятий.
Достаточно известен опыт «Бритишстил», когда там развивали совершенно другие отрасли, начиная работать на существующих мощностях, потому что на самом деле существует инфраструктура: есть подъездные пути, есть жилье, есть люди, которые сегодня работают. Но есть другая проблема, о которой А.Н. Гессе сказал: это вопрос демографии в наших регионах. Потому что на самом деле наблюдается очень резкий спад рождаемости, рост смертности, и на сегодняшний день проблема в том, что на наших предприятиях скоро некому будет работать.
Вторая проблема — передача профтехучилищ, техникумов на региональный уровень, который сегодня не в состоянии содержать эти структуры. И сегодня трудно говорить, будет ли собственник заниматься еще и этим вопросом или не будет. Потому что сегодня на него и так повешено столько, что он вправе возразить: я и налоги отдаю, я и еще все это на себе должен тащить? И в конце концов, как сказал недавно В.С. Лисин, когда-нибудь он все это бросит, и мы станем нормальными конкурентоспособными предприятиями. Но что будет тогда с социальной сферой? Вот здесь, в социальном аспекте, конечно же, очень много совместной работы. И не надо стесняться того, что мы объединены как раз для того, чтобы решать именно эти вопросы. Потому что, хочу повторить, негативный пример реструктуризации угольной отрасли не должен повториться в металлургической. Плюс сегодня накладывается реформа Министерства путей сообщения, когда все социальные объекты передаются муниципалитетам (например, энергетика). Не известно, что будем делать. Тем более с принятием закона о разграничении полномочий. Не решен окончательно вопрос о межбюджетных отношениях. Мы вообще скоро, по крайней мере депутаты-одномандатники, просто-напросто не сможем приезжать к себе в регионы.
Поэтому надо откровенно говорить обо всех проблемах, серьезно думать. Очень хорошо, что сегодня РАГС в этом участвует. Нужно объединять усилия.

Нефедов В.Н., председатель Совета народных депутатов города Новокузнецка, член Координационного Совета:
– Мы с С.И. Неверовым видели, к чему привела непродуманная политика реструктуризации угольной промышленности. Есть у нас город Осинники, который пожинает сегодня все те самые плоды, о которых мы сейчас говорим в разрезе металлургии. Я не могу согласиться с депутатами Государственной Думы, которые говорят, что нужно решать эти вопросы на региональном уровне. Металлургические предприятия, по сути, еще и регионообразующие. Сегодня этим регионам дай бог достать денег, чтобы поправить дела в сельском хозяйстве, чтобы сохранить цены на молоко, на хлеб и пр. Зарплату бюджетникам выплатить. Вот что для них сейчас самое главное. Поэтому на региональном уровне эти проблемы не решить никогда. Лишь какие-то небольшие подвижки можно сделать.
Вот сегодня прозвучало очень хорошее понятие, и, возможно, его надо как-то сюда включить — это «создание благоприятного социального климата». Взять, например, Западно-Сибирский металлургический комбинат. Сегодня у всех болит голова о том, что будет делать ЗапСиб через 3–4 года, если он не вложит сотни миллионов долларов в реконструкцию своего производства: если не поставит машины непрерывного литья, если не уберет блюминг, если не сделает катанку, которая отвечает полностью всем современным параметрам. Буквально три дня назад, слушая одну из передач, выяснил, что сегодня стоимость экспортного металлолома за сотню долларов уже перевалила. Естественно, растет стоимость лома и на переделе. И может быть, этот рост перехлестнет даже те энергетические потери, которые идут в результате повышения тарифа. Мы хотим, чтобы государство на этом уровне создавало нормальный благоприятный климат. Вот здесь, в первую очередь.
И еще не могу умолчать: не знаю, как в других городах, а всю Кемеровскую область будоражит северный районный коэффициент. Это тоже создание нормального благоприятного климата.

Язев В.А.:
– Слухи, запущенные перед выборами Президента.

Сафронов М.Ф.:
– Да, тут есть определенная доля слухов.

Неверов С.И.:
– Минэкономразвития свою комиссию провел по проблеме районирования. Зам. министра в своем выступлении сказал, что мы должны достаточно серьезно подойти к пересмотру.

Сафронов М.Ф.:
– Сергей Иванович Неверов в своем выступлении затронул очень интересную тему относительно будущей занятости. У нас на ММК сегодня вместе с дочерними предприятиями почти 70 тыс. чел. То есть когда-то придет время, и у нас не будет хватать специалистов. Можем ли мы говорить о специальном переселении из других населенных пунктов граждан, которые уже имеют металлургическую специальность, но лишились там работы? Например, Норильск, Воркута собираются на вахтовый метод переходить.

Гессе А.Н.:
– Министр Иванов дал добро на прием на работу граждан из стран СНГ по контрактам на ту же зарплату. Значит, процесс уже пошел.

Крашенинников П.В.:
– Для стран СНГ эта зарплата очень высокая. Притом, это не очень квалифицированные кадры.

Васильев В.А.:
– Но сразу ставится вопрос жилья.

Сафронов М.Ф.:
– Да, это огромная проблема — перераспределение рабочих ресурсов.
Мы касались сегодня вопроса диверсификации производства. Среди наших восьми городов есть Челябинск, который более благополучен с той точки зрения, что он не «моно», как семь остальных. Его экономика более диверсифицирована, ему проще будет при определенных обстоятельствах существовать. У нас экономика предельно моноспециализирована. Это достаточно большая проблема, для решения которой должна быть определенная Программа. Вообще, на ММК программа диверсификации есть, и уже несколько лет она выполняется. Важная задача — обеспечить рабочие места для работников, высвобождающихся с производства. Высвобождаются по разным причинам: например, комбинат построил агрегат горячего оцинкования — в смене работает всего 12 человек, но дает в год 500 тыс. т металла. То есть в результате технического перевооружения, модернизации производства создаются ситуации, предполагающие высвобождение работников. То же самое и повышение качества продукции: снижается потеря металла на коррозии, то есть увеличивается долговечность производимого металла, соответственно снижается потребляемость металла на рынке. Российский рынок пока не в состоянии поглотить весь металл, только 30 млн. т примерно поглощает внутренний рынок. Остальные 30 с лишним млн. т мы увозим за границу. Вот опять же вопрос безопасности, государственной политики.

Федоров В.П., первый заместитель Главы города Липецка:
– Я так понимаю, что все мы здесь заодно. Но, думаю, критика Концепции тоже будет уместна. Потому что чем более точно сформулирован базовый документ, тем потом легче живется. У нас здесь сформулирована идея самой Концепции — это градообразующее предприятие черной металлургии. Но, насколько я помню историю нашего новейшего законодательства, понятие «градообразующее» у нас появилось в Законе «О банкротстве» по совершенно понятным мотивам. То есть в том случае, если возникает какая-то кризисная ситуация, мы должны понимать, как реагировать. Особым образом реагировать на эту ситуацию в силу того, что те социальные последствия, которые произойдут, надо каким-то образом нивелировать и микшировать. Я не знаю, нужно или не нужно, наверное, нужно вводить такое понятие в более широком контексте, законодательно его закреплять. Но я сомневаюсь, что возможно законодательное закрепление такого понятия, как «градообразующее предприятие черной металлургии». Потому что любая другая отрасль, любой другой город, где находится химическое предприятие, еще какое-то предприятие, задаст достаточно обоснованный вопрос: а почему не градообразующее предприятие нефтехимической промышленности?
Мы собрались здесь, мы пришли, но главное не только придти, главное — дойти в законодательном процессе, насколько я понимаю. Придти-то можно, а потом, когда не будет простых ответов на простые вопросы, очень трудно двигаться дальше. Поэтому мне представляется, что, может, здесь имеет смысл не слишком выпячивать интересы именно черной металлургии, а просто выйти с базовым или рамочным каким-то законом, который просто зафиксирует статус градообразующего предприятия и города с градообразующим предприятием, не претендуя на какие-то особые преференции. Просто зафиксировать статус, который потом можно закладывать в другие законы.

Крашенинников П.В.:
– Это слишком общее.

Федоров В.П.:
– Может быть. Я просто высказываю такое опасение, что здесь у нас возникнут проблемы уже законодательной реализации. Я с трудом себе представляю законодательно зафиксированный статус градообразующего предприятия именно черной металлургии. Что касается дискуссии, я, безусловно, поддерживаю то, что сказал В.А. Язев, с точки зрения более активной работы с федеральными целевыми программами. На мой взгляд, это должно стать главным инструментом, главным способом работы, главным способом реализации интересов группы товарищей, которые занимаются лоббированием интересов отрасли. Потому что это понятный и зафиксированный традиционный институт распределения денег. И работать в традиционной колее всегда проще, нежели торить свою какую-то колею, особую.
Да, сокращалось последнее время количество программ, да, были какие-то трудности, но я так думаю, что это вопрос не безнадежный. Думаю, что после отката пойдет опять наращивание числа программ и финансирование этих программ будут наращивать. Тут совершенно очевидна мотивация, она проста в нашем конкретном случае. Действительно, экологическая нагрузка на территорию городов, где расположены предприятия черной металлургии, понятна, объективна, не подлежит какому-то сомнению, она не является какой-то надуманной. И это является хорошим мотивом, основанием для включения территории в соответствующие экологические программы.
Кроме того, хотел бы затронуть проблему, о которой говорил мой коллега А.Н. Гессе: проблему межбюджетных отношений и финансирования, формирования бюджета города, Но я немного иначе бы на эту проблему взглянул. Проблема межбюджетных отношений традиционна по всей России. Я скажу, что ситуация в Липецке не является плохой. Я знаю города, которые испытывают гораздо более серьезные трудности. Но, тем не менее, все равно общая проблема высвечивается. И суть ее состоит в том, что современная, ныне действующая методика межбюджетных отношений категорически не хочет учитывать сложность инфраструктуры города. Показатели, заложенные при формировании пропорций деления, говорят о чем угодно, но только не о том, сколько коммуникаций зарыто в землю, какого они возраста, какие у нас транспортные проблемы и прочее.
Эти вещи все забыты. Я понимаю прекрасно, что мы в 2006 г. должны будем начать жить заново в этой сфере, но, думаю, новая жизнь будет в значительной степени повторять старые проблемы. И это надо иметь в виду. Сейчас, когда формируются нормы, которые будут определять межбюджетные отношения, надо это обязательно видеть и влиять на этой стадии с тем, чтобы, когда решается вопрос определения налоговых источников формирования городского бюджета, мы понимали, что на этой земле есть вещи, которые надо специально и особым образом финансировать. Я не говорю, что надо выравнивать бюджетную обеспеченность на душу населения, конечно, это утопия. Понятно, что эти показатели будут различаться, что здесь есть объективные различия. Но, тем не менее, стричь под одну гребенку, как сегодня стригут, тоже неправильно. Например, бюджет Липецка в 3,5 млрд. руб. в значительной степени предопределен не столько методическими объективными показателями, а особыми отношениями, которые сложились на этой территории между корпорацией и властью. Вот эти особые отношения конкретно несколько лет определяют такие параметры бюджета.
Это главное, что я хотел сказать.

Сафронов М.Ф.:
– Я хотел бы подчеркнуть, что это только проект Концепции. Разумеется, он будет еще между нами обсуждаться и изменяться.

Язев В.А.:
– Хочу зафиксировать две мысли, которые прозвучали. Первая — при разработке этого законопроекта необходимо сделать попытку, если уж мы выходим с законодательной инициативой, законодательно закрепить понятия «градообразующее предприятие» и «город с градообразующим предприятием». Это в смысле прохождения логики построения законодательства России намного проще. Второй момент — по федеральным целевым программам. Может быть, мы запишем в проект решения: сделать анализ действующих федеральных целевых программ на территориях наших городов, внести предложения по изменению и дополнению федеральных целевых программ, если нужно — предложить еще и свою, и провести серию совещаний в профильных министерствах. Мы как депутаты Государственной Думы берем на себя организацию таких совещаний в Минэконоразвития, в Минпромнауки, в Минздраве. Это были бы практические шаги.
Во-вторых, все это нужно делать в марте–апреле 2004 г. Если мы в это время не внесем их в Правительство, и они не будут внесены Правительством в Госдуму, то, начиная с июня–июля, эту тему можно закрыть на год. Это фактор времени. Кто этим занимается, тот знает. Именно так я работаю по Тагилу. 250 млн. руб. удалось привлечь на Тагил за последние годы по такой технологии. Хотелось бы в решение Координационного Совета вставить — провести инвентаризацию, дать свои предложения и провести серию совещаний с участием депутатов Государственной Думы в соответствующих министерствах и ведомствах. И срок буквально март–апрель, может быть, май, иначе 2005 год пропадет.

Сафронов М.Ф.:
– Я хотел бы напомнить, уважаемые коллеги: в 1994 г. председатель Правительства РФ В.С. Черномырдин подписал постановление по поводу градообразующих предприятий, но там был один критерий — количество населения, которое работает на том или ином предприятии. Мы считаем, что одного критерия недостаточно. Критериев должно быть больше. В частности, у нас есть экологический критерий, который не у всех градообразующих предприятий есть. Поэтому вывести всеобъемлющую формулу для градообразующего предприятия очень трудно. Как нам всю эту аналитику сделать? Очень трудно найти ее. Она может быть у нас одинакова для цветников, для металлургов, для химиков, для атомной промышленности.

Лосский Ю.В.:
– Здесь же можно коэффициенты ввести.

Сафронов М.Ф.:
– Да, там могут быть поправочные коэффициенты. Да.

Язев В.А.:
– Мы уже содержание самого закона начали обсуждать.

Косоуров В.С., заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по вопросам местного самоуправления:
– Я хотел бы присоединиться к тем словам, которые были сказаны Михаилом Федотовичем в адрес нашего Комитета, и к словам приветствия от имени председателя Комитета ГД В.С. Мокрого. На самом деле мы обречены на тесные постоянные и очень длительные контакты и взаимодействие. Хочу сказать, что подобного рода инициативы, какой является данный Координационный Совет, на пальцах одной руки можно пересчитать: наукограды, ЗАТО, северные города, угольная отрасль, атомщики. Металлурги заявили о себе — и совершенно справедливо. Я думаю, что терять время на ведение дискуссии по поводу того, насколько остры ваши проблемы, которые представлены в Концепции и прозвучали в докладе, вряд ли имеет смысл.
Другое дело, что в какой-то степени я хотел бы солидаризироваться с Валерием Петровичем Федоровым по поводу того, что главная задача не выйти, а понять: дойдем ли мы до конца пути, которым мы вышли. И в этой ситуации, на мой взгляд, правильным было бы разделить два стратегических направления в решении того колоссального перечня проблем, который сегодня уже звучал. С одной стороны, усилить внимание к работе с федеральными целевыми программами. Они сегодня есть. Да, есть Минэкономразвития, есть позиция Грефа Г., направленная на их постоянное свертывание. Но есть еще подобного рода сообщества. Есть ряд присутствующих здесь, поднимающих эти вопросы. Я не хочу сказать, что просто никто ничего не знал, а завтра подумают — и все пойдет своим чередом. Нет. Но в принципе, это — сила, это — рычаг, это — механизм, который можно заставить работать. И мне кажется, что, может быть, эта тема заслуживает самостоятельного подхода, как формирование отдельной целевой программы. Вот тогда логика есть, вот тогда есть резон.
Когда мы говорим о градообразующем предприятии черной металлургии, сразу возникает море оппонентов. Я не принадлежу к ним. Но мы должны быть объективны. Это очень уязвимая позиция, она сразу поддается атаке. Поэтому, на мой взгляд, с одной стороны, нужно усиливать внимание к работе с целевыми программами. С другой стороны (это уже с позиции своего Комитета и коллег, которые занимаются сегодня этим вопросом). Мы не так давно, на прошлой неделе, провели работу с коллегами Красноярского края. Человек десять приехало с Главой областного Совета Александром Викторовичем Усом. У меня сложилось впечатление после этой встречи, что закон «Об общих принципах местного самоуправления» принят, но это какие-то теоретики, это где-то идет, может, будет, а может, и не будет. Вы что, не понимаете особенности Норильска, это надо сделать вот так… Какой Норильск? Какие особенности? О чем идет разговор? Есть принятый Закон, и его мы обречены будем выполнять. Но это представители законодательной власти. А исполнительной в лице Губернатора? Ну-ка, поговорите с ним на эту тему. Там вообще разговор четко направленный. Я уж не говорю о других оппонентах этого закона.
Я говорю с такой болью, потому что я — вчерашний первый зам. главы администрации Новосибирской области и занимался внедрением местного самоуправления. 2003 г. проработали — 460 участников межбюджетных отношений. Это дурдом, который предстоит еще пережить всем субъектам Федерации. Так вот, второй аспект, который затронул В.А. Язев: формирование цивилизованных межбюджетных отношений — это задача задач. Мы видим сегодня достаточно мощные сформировавшиеся, сложившиеся муниципальные образования. Когда мы говорим о муниципальных образованиях, мы сложность инженерной инфраструктуры и прочих вещей не учитываем. А сегодня мы должны, во-первых, во втором чтении федерального закона об изменениях в Налоговый и Бюджетный кодексы попытаться обозначить свои проблемы. Вот это законодательная инициатива, которая может быть рассмотрена.
И второй вопрос, в целом по формированию межбюджетных отношений. Сегодня мы стоим на пороге необходимости внесения изменений в примерно сто законов, действующих сегодня. И сейчас всю энергию и местную инициативу нужно направить максимально на то, что можно выжать для решения проблем, которые сегодня здесь прозвучали. Повторяю, у меня большой скепсис по поводу того, что будет, если мы сейчас выйдем с законодательной инициативой по поводу придания статуса «градообразующее предприятие черной металлургии». Здесь будет столько оппонентов, просто сумасшедшее количество. И мы устанем сражаться с ними и, может быть, так и не дойдем до конца пути. А вот этот путь был бы более реальным, потому что в марте–апреле–мае мы просто обречены заниматься формированием межбюджетных отношений. А у ваших городов есть такая специфика, которая у большинства муниципальных образований отсутствует. Именно вы ею воспользуетесь, если мы в том или ином виде внесем свои предложения.
Что касается районного коэффициента, Валерий Нефедович, я хотел бы сказать, что нас это тоже затрагивает, но ситуация такая: например, у нас коэффициент 1,3, но 1,25 законны, а 0,05 действующий в 2003 г. Губернатор внес своим волевым решением. И Минэкономразвития справедливо ставит вопрос о приведении коэффициента в соответствие. О снятии речь не идет.

Сафронов М.Ф.:
– Спасибо, Виктор Семенович.
Я согласен, что мы должны максимально использовать ситуацию, которая создана сейчас законом. Глава 12 этого закона уже вступила в силу с 7 октября 2003 г. Глава касается наделения статуса, распределения имущества между ветвями власти с 01.01.2005 г. — это тоже всех нас касается — и так далее.

Гессе А.Н.:
– Я хотел бы обратить внимание участников заседания на отсутствие членов Совета Федерации. Это показатель того, как мы можем с ними работать. Другой очень приятный фактор — это присутствие такого состава депутатов Государственной Думы здесь. Это внушает определенный оптимизм.
По поводу статуса «градообразующее предприятие». Мы дома обсуждали этот вопрос. И в принципе, я не думаю, что первая задача — добиваться именно статуса «градообразующее». Не буду повторяться: здесь мы можем столкнуться с большим количеством противников. Наш Координационный Совет называется «Координационный Совет Соглашения городов черной металлургии». Это то название, вокруг которого и нужно строить все расчеты.
Что касается программ, то, конечно, программами нужно сейчас заниматься. Но за два месяца, на мой взгляд, новую программу создать не удастся. Это нереально. Я бы думал, что, используя потенциал депутатов, нужно все-таки посмотреть в отношении поправок к некоторым законодательным актам. В том числе, например, существует пять основных фондов финансовой поддержки из федерального бюджета субъектам РФ: фонд финансовой поддержки субъектов РФ, фонд компенсации, фонд софинансирования социальных расходов, фонд регионального развития, фонд реформирования региональных финансов. Если держать в голове возможные поправки, то это возможно решить в течение этого года.

Сафронов М.Ф.:
– Но Валерий Афонасьевич прав относительно сроков, он прав совершенно.

Язев В.А.:
– Это же относится и к поправкам. Все налоговые и бюджетные поправки можно внести только в весеннюю сессию.

Сафронов М.Ф.:
– Хотел бы подчеркнуть, что вопрос энергетической безопасности и энергоэффективности, конечно, для нас всех очень важен. Могу привести пример города Магнитогорска. Металлургический комбинат последние несколько лет, выполняя энергетическую программу, сумел добиться того, что вложил деньги в создание генерирующих мощностей, и сегодня он сам себя полностью обеспечивает электрической энергией, совершенно не привлекая энергию из РАО «ЕЭС». Более того, часть электроэнергии он передает еще и городу. Такая ситуация не в каждом городе. Не каждый город имел возможность вложить деньги в такие генерирующие мощности.
Что касается строительства газотурбинных установок, могу сказать, что в городе Магнитогорске две таких установки строятся. С привлечением внешних инвесторов.
Очень важный вопрос — обеспечение энергетической безопасности. Это находится в контексте решения проблем экономической безопасности.

Чичканов В.П.:
– Я хотел бы тоже принять участие в обсуждении. Мне так представляется из вашего выступления, Михаил Федотович, и из обсуждения коллег, что тема довольно четко обрисована. Здесь начали, что радует, уже говорить о том, каков должен быть механизм, чтобы достичь цели. Полностью поддерживаю тех коллег, которые выступали и говорили о законодательных актах. Не случайно говорят, что счастливый человек тот, который оказался вовремя в нужном месте. В связи с этим скажу о том, что мне представляется необходимым сделать, чтобы оказаться вовремя и в нужном месте.
Первое, это, конечно, попасть с этой проблемой в среднесрочную программу (3–5 лет) социально-экономического развития России. Первый вариант этой среднесрочной программы в прессе называли «программой Грефа». Мы обнаружили совершенно потрясающую вещь: в этой программе почти отсутствовал региональный разрез, там вообще не было региональной политики. То есть была программа, макроэкономика, а регионов как таковых нет. Ишаев Виктор Иванович (Хабаровский край), ряд других губернаторов не только обратили внимание на это, но и сделали очень много: создали рабочую группу, привлекли туда ученых. И вместе удалось поправить эту программу. Я почему об этом говорю? Мне кажется, точно так же в этой программе должен быть такой очень важный посыл, касающийся градообразующей политики вообще. Потому что эта позиция касается не только непосредственно ваших восьми городов. Государственная позиция в целом заслуживает внимания в разрезе социально-экономического развития страны.
Итак, первая цель – попасть в среднесрочную программу. Это цель. К любой цели есть траектория движения. Очень важно, кто по этому пути идет. Это значит, нужно, чтобы кто-то (вам виднее, кто) взял инициативу на себя. Эта программа постепенно, каждый год обновляется. Аргументации у вас более чем достаточно, это видно и по докладу, и по выступлениям. Это первая позиция. Мне представляется, что особых сложностей нет. Нужна инициатива, нужна хорошая аргументация, нужна хорошая рабочая группа, которая бы это сделала.
Второе. Мы говорили о федеральных целевых программах. Я лет пять-шесть являюсь членом экспертного совета Правительства РФ. Все федеральные программы проходят через нас. Прежде чем мы дадим заключение, ни одна не выходит на уровень Правительства РФ. Естественно, работая в этом совете, мы видим, как создаются эти программы. Нет никакого законодательного акта или директивы Правительства, в которой говорится, что нужно разработать ту иди иную программу. Кто-то выходит с инициативой и дальше ее разрабатывает. Что это значит? Это значит, нужно выйти с этой инициативой уже конкретно по вашей программе. Но сделать это надо грамотно, толково, в соответствии с методикой, которая определяет технологию разработки этой программы. Разработанную программу представят, естественно, и в Минэкономики, и в Миннауки. Она обязательно попадет в экспертный совет.
Обычно в аргументации федеральных целевых программ обращают внимание на три позиции. Позиция первая — в аргументации должно быть обоснование, почему именно вы выступаете инициаторами. Во-первых, значимость в целом этой отрасли, значимость в целом ваших городов, особый разговор об экологии. Правильно об этом говорили. Я хорошо помню ситуацию, когда в Нижнем Тагиле года три рожали 400000-го жителя, это были 70-е годы, потому что вся таблица Менделеева висит в атмосфере города. Это не один Нижний Тагил, а почти все ваши металлургические города. У вас хорошая, сильная аргументация для этого. Я уже не говорю об аргументации, касающейся рабочих мест, социального аспекта, о чем уже здесь выступали и говорили.
На что еще обращают внимание в предлагаемой программе? После подсчета, во что она обойдется, необходимо уточнить, сколько просите из федерального бюджета и сколько можете еще обеспечить за счет других привлеченных источников или, так скажем, привлеченных бюджетных средств. Это очень тяжелая позиция, из-за которой на многих программах просто сразу ставят крест. Над ней надо будет хорошо подумать. Но мне представляется, что у вас есть такая возможность, у вас есть хорошая аргументация, у вас есть хорошие посылы, о которых вы здесь говорили, для того, чтобы можно было с такой программой выступить и двигаться.
И наконец, третье, это то, о чем здесь уже говорили депутаты Госдумы. Действительно, если удастся выйти на нормативные акты в виде закона, это идеальный вариант. Но, я согласен с тем, что любой может возразить, почему речь идет только о ваших восьми городах.
Кстати, Михаил Федотович, я хотел задать вам вопрос: сколько вообще у нас градообразующих предприятий и городов с градообразующими предприятиями?

Сафронов М.Ф.:
– 900 предприятий, 467 городов (по данным Минпромнауки).

Чичканов В.П.:
– Тогда нужна аргументация, уже касающаяся в целом градообразующих предприятий. Но, возможно, как уже говорил Ю.В. Лосский, с какими-то коэффициентами. Но это уже внутри решения этой проблемы. То есть это, действительно, целый комплекс очень важных актов и каждый из них — государственного характера. Вопрос совершенно другой — я не представляю, как это можно сделать за два месяца. Это почти безнадежно. Поэтому не надо, видимо, себя тешить напрасными надеждами. Есть хорошее утверждение: если вы сделаете, но сделаете плохо, то, запомнив, что вы сделали плохо, никто не запомнит, что вы сделали быстро. И надо действительно привлекать к этой работе людей. Ваши депутаты, естественно, будут лоббировать ваши интересы. Я считаю, что слово «лоббирование» — хорошее слово, в переводе оно означает «аргументация». Они будут лоббировать со своих позиций, но нужно привлечь и науку, нужно привлечь свои ресурсы. Повторяюсь, мы готовы помочь с точки зрения мониторинга по некоторым проблемам, которые вы обозначите. И мы готовы будем по вашим городам сделать какие-то исследования. И тогда действительно получится решение проблемы основательное и фундаментальное.

Язев В.А.:
– Эту работу надо наметить на будущий период, на 2005 год.

Васильев В.А.:
– Все мы здесь правильно говорим. Мы говорим сегодня и о безопасности экономической, о промышленной безопасности. А в целом мы говорим о социальном положении людей, которые живут в этих городах. И что получается? Вроде предприятия работают неплохо, и объемы промышленности в три раза выше, чем за последние три-пять лет. Объемы промышленного производства увеличиваются, а жизнь людей ухудшается: смертность в этих городах высокая, заболеваемость высокая, рождаемости почти никакой, не от того, что там никто не может уже рожать, а от того, что никто не хочет рожать, потому что детей надо кормить и т.д.
У меня возникает вопрос: может быть, мы где-то не там ищем? Здесь сегодня депутаты Госдумы, здесь представители органов местного самоуправления, но мне кажется: здесь нет тех самых руководителей предприятий, распределяющих в конце концов все финансовые ресурсы, которые на этом предприятии крутятся. А ведь там ресурсы миллиардные. И мы все время приходим в одну точку — надо залезть в бюджет. Это вещь хорошая. Если кто-то создает предприятие с бюджетными деньгами, постоянно идущими туда, я думаю, это счастливый бизнесмен или счастливый человек. Получается, что все наши обсуждаемые темы заканчиваются одним — через программу ли, через лоббирование ли, через личные связи, но мы хотим получить какой-то кусочек бюджетных денег и пустить его на улучшение жизни людей. А получится ли это? Ну, хорошо, Магнитогорск с Новокузнецком получат сегодня дополнительно еще по 1,5 млрд. долларов на что-то. И сразу станет хорошо?

Сафронов М.Ф.:
– Я хочу внести ясность. Мы сегодня с каждого рубля собранных налогов оставляем у себя 22 копейки. Два года назад оставляли 44 копейки. Просматривается общая тенденция: чем больше зарабатываем, тем больше у нас забирают.

Васильев В.А.:
– Надо все-таки пересматривать те самые межбюджетные отношения, когда федеральная власть должна что-то оставлять на местах. Тогда будет развиваться и самоуправление. Как оно может развиваться, если ему определяют одну функцию — дают немножко денег и говорят: вот этим будешь заниматься, вот твое самоуправление. Поэтому, мне кажется, все надо предпринимать: и программы составлять, и пытаться забрать какие-то деньги через конкретного депутата. Но самое главное, что я как депутат беру для себя на заметку: надо работать в области межбюджетных отношений, когда регион производящий, регион недотационный должен иметь достаточно средств на то, чтобы и люди жили в этом регионе достойно, и на свои местные экологические программы. Если мы будем на этом настаивать, то, наверное, получится и лоббирование, и дополнительное финансирование, и т.д. А все остальное, это припарки. Ну, добудет сегодня Крашенинников П.В. еще дополнительно 150 млн. руб. Я знаю, что он добудет, — мощная сила. Но это же не решит проблем. Через четыре года придет другой депутат — и не добудет. И тогда что будет? Ни одна программа не сработает. Поэтому, мне кажется, что нам, депутатам ГД, нужно больше смотреть на эту часть. А как уж мы будем договариваться с Правительством РФ — это самый сложный момент. Потому что там не хотят смотреть ни вниз, ни в сторону.

Маструев А.Л., директор по персоналу и социальным программам ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат»:
– Я бы хотел немного возразить и дополнить. Сначала вы начали говорить об одном, а потом подошли к тому же, о чем и мы говорим. Я приведу пример. На крупных предприятиях черной металлургии темпы роста заработной платы ежегодно были от 30% до 50%. Сейчас они снизились до 14–16–18% — не больше, чем инфляция. Почему? Хотя в затратной части фонд оплаты труда металлургов составляет от 7 до 12% максимум. У нас социальная напряженность в городах возникает — на одной лестничной площадке. Мы не сильно возмущаемся, как живет Москва и почему доход на душу населения в Москве значительно выше, чем в Магнитогорске. Нас это не волнует. Это далеко. Но когда на лестничной площадке живут металлург, врач и учитель, и когда с нашей зарплаты не остается в местном бюджете подоходного налога, остаются копейки, и бюджет города не в состоянии повысить заработную плату бюджетникам, — возникает социальная напряженность на лестничной площадке, не между городами. Это очень страшный момент. И директор вынужден принимать решение (и в Череповце та же ситуация, и в Липецке и т.д.) заработную плату придерживать. Потому что нет такого темпа роста у бюджетников.
Второй момент. Дифференцированный подход к градообразующим предприятиям должен быть почему? Потому что это локомотив. Мы не все вагоны топим, мы кочегарим локомотив, потому что он тащит. Работает локомотив — экономика развивается. Нет — регион умирает. Были такие моменты. Мы десятками лет работаем на предприятии, в 90-е годы каких экспериментов только не было. Зарплату не выплачивают три месяца — всё, мелкий и средний бизнес полностью лежит на боку. По той простой причине, что нет притока денежных средств в регион. Замирает вся жизнь. И не надо каких-то программ, чтобы поднимать мелкий и средний бизнес. Есть большой бизнес — сразу строительные организации работают, ремонтники работают, транспортники работают. Потому что, что такое фонд оплаты труда 35 тысяч металлургов? 350 млн. руб. ежемесячно, налог с которого должен уходить на оборот других предприятий. Нет этого, ничего не происходит.
О проблеме нехватки рабочей силы. Мы сельское хозяйство когда-то поднимали, были и подшефные, и что только не делали. Так получилось, что я поехал в Ашу, проехал всю горнозаводскую зону. Взял детей, решил показать им Демидовские заводы. Я был поражен. Я проехал Катав-Ивановск, Усть-Катав, Ашу, Миньяр, Чебаркуль, Златоуст — вымирающие города. Это города черной металлургии. Никакой программой, какую бы мы ни создавали, черную металлургию мы там не поднимем, потому что она осталась демидовская. И, наверное, проще ту рабочую силу направить к нам. У нас Казахстан рядом. Мы ГОП закрываем рабсилой с Казахстана, хорошими специалистами. Они у нас оседают, решают жилищную проблему — перетекает к нам рабочая сила. Село проезжаешь, не видишь ни одного коровника. Но это не значит, что село умерло, оно перебазировалось на личное подворье. Меньше не стало молока, мясопродуктов и так далее. На рынке это все есть.
Идет перераспределение. Но только, когда есть локомотив. Если не будут созданы ему какие-то особые условия, мы потихоньку начнем падать, весь регион зашатается. И вот здесь подходить ко всем одинаково, наверное, неправильно. Должен быть дифференцированный подход. И мы должны входить в программу. Потому что, если мы не войдем, нам своими силами все проблемы не решить. На градообразующем предприятии сейчас в Магнитогорске работает 33 тыс. чел. (на основной площадке). В прошлом году была рентабельность, в этом году ее не будет, в следующем году — еще не известно что, если нам Китай на пятки наступает. Если не получит какой-то поддержки черная металлургия, начнет она шататься и рухнет, как угольная промышленность. Нам недолго упасть, потому что мы еще не можем тягаться с Японией, Кореей. У нас только-только идет модернизация, у нас еще мартеновская печь существует на сегодняшний день.

Сафронов М.Ф.:
– Я хотел бы напомнить, есть у нас такой рейтинг — 100 крупнейших предприятий РФ, имеющих наибольший вес в экономике России: Череповец — 13 место, Липецк — 15 место, Магнитогорск — 18 место, Нижний Тагил — 22 место, Челябинск — 27 место, Новокузнецк — 28, Старый Оскол — 46, Орск — 78 место. Это все локомотивы, о которых говорит А.Л. Маструев. Их надо поддерживать. Если мы не создадим им условия, мы с вами на самом деле покатимся вслед за угольной промышленностью.

Язев В.А.:
– Я думаю, что это ошибочно, если думают, что кто-то выпрашивает деньги. Вы пытаетесь взять свое, поскольку вы 25% всех отчислений всего получаете.

Плохотнюк Б.В., депутат Государственной Думы, член Комитета ГД по собственности (Орский избирательный округ):
– Уважаемые друзья, я тоже работал и в металлургии, и в администрации. Опять мы ведем речь о федеральном бюджете, о федеральных программах. Не найдем мы денег в федеральном бюджете на программы для того, чтобы все хорошо жили. Давайте посмотрим, какой налог мы с удовольствием отдаем городу? Заберите налог на прибыль, в этом направлении и работайте. Чем больше будет прибыль, тем больше отчислений в бюджет. А что получается? Прибыли-то нет. Куда она девается?
У нас есть очень яркий пример — не черная металлургия. Город Медногорск рядом, медносерный комбинат. Был один собственник — город жил хорошо. Пришел новый собственник — внутрикорпоративные цены, прибыли нет, город просел на 40%, стал дотационным. В течение года.
Была у нас в области Оренбургнефть — 1,5 млрд. руб. прибыли, не сильно хорошо, но жили. Пришла ТНК — нет 1,5 млрд. прибыли. Куда она делась? Яйца купили. Вот эти яйца бы, да оставить в регионе.
Поэтому, прежде чем искать в федеральном бюджете, давайте наведем на местах порядок. Я не знаю, как в Магнитогорске. Но на «Носте», я точно знаю — торговый дом где-то, медносерный комбинат — торговый дом где-то, Гайский горно-обогатительный комбинат — торговый дом где-то (я имею в виду градообразующие предприятия). Финансовые потоки все мимо. А мы опять в федеральном бюджете ищем деньги на какие-то целевые программы.

Неверов С.И.:
– Никто сегодня не говорит о том, что мы собрались для того, чтобы сесть и перекроить весь федеральный бюджет. Там, естественно, нечего выкраивать. Мы сегодня говорим о создании нормативной базы, которая будет благоприятствовать социально-экономическому развитию, в том числе — и металлургических регионов. Вы сегодня говорите о регистрации тех собственников, тех структур, которые работают в наших регионах. Это один момент. Второй вопрос: в ближайшее время мы будем заканчивать вторую часть Налогового кодекса, тот же закон о местном самоуправлении, где мы четко закрепим все налоги. Сейчас есть предложение Правительства — с 2006 г. будет всего 16 налогов: 10 — федеральных, 2 — региональных, 4 — местных, которые будут четко прописаны Налоговым кодексом. Введение других налогов будет запрещено законодательно и местным властям, и региональным.
Как определиться с вопросом распределения налогов сегодня: какие налоги останутся на федеральном уровне, какие — на региональном, какие — на местном? Мы же сегодня все становимся свидетелями — чем лучше собираемый налог, чем меньше администрирования, чем легче сбор — тем чаще он уходит на федеральный уровень, чем сложнее — тем вероятнее остается на местном уровне. Эта проблема касается и налога на прибыль. В чем состоит проблема? В том, что отменили 50-процентную инвестиционную составляющую. Отменили — соответственно снижение прибыли. Ввели земельный налог — опять же снижение прибыли. То есть возникает опять же вопрос изменения нормативно-законотворческого процесса. Мы же не говорим, что нужно залезть в федеральный бюджет и только там перераспределить средства. Вопрос как раз работы над процессом законотворческим. Это вопрос не только металлургической отрасли. Да, в угольной промышленности сегодня немного изменилась ситуация: открываются предприятия, появилась востребованность в коксе, угле. Но если посмотреть, кто является собственниками угольных предприятий — это те же самые металлурги. Угольные предприятия входят в металлургические комплексы.
Я думаю, что совершенно неправильное мнение, что мы собираемся перераспределить федеральный бюджет. Другой вопрос, что есть программы: экологические, «Дети России», «Старшее поколение» и т.д. Мы говорим, что по этим программам есть необходимость привлечения средств в регионы для решения тех вопросов, которые сегодня стоят. А не о том, чтобы предусмотреть в бюджете какие-то новые средства. Это вопрос объединения всех депутатов. Как уже говорилось сегодня, Крашенинников П.В. сегодня имеет возможность, добивается дополнительных средств на строительство больницы, я строю поликлинику. Но как объединить эти усилия, чтобы решать наши общие проблемы вместе? А не выкраивать каждому какие-то деньги на свои округа. Поэтому нам нужно объединиться и единые задачи решать. В том числе и в Комитете по труду и социальной политике.

Чичканов В.П.:
– Не надо жить по принципу: или это, или это. Надо жить по принципу: и это, и это.

Гессе А.Н.:
– Я повторюсь в отношении того, что мы знаем, как программы составляются. В 1995 г. мы два года программу готовили. Знаем, как министерства работают с территориями. И представляем, как будут работать. Мы еще не объединились, мы пытаемся объединиться, а создавая программу, мы можем разъединиться. Министерства, по крайней мере, однозначно будут это использовать. Только что было сказано о городах, где получают какие-то дополнительные средства. А другие думают — у нас же не получают, ну-ка давайте. Значит, надо делиться. Новая программа — там то же самое. Поэтому опасение, что через программу мы можем разъединиться, мне кажется, существует.

Сафронов М.Ф.:
– Нет, речь идет о включении в различные программы, о которых говорил С.И. Неверов. Их очень много.

Неверов С.И.:
– Здесь есть плюс в том, что мы собираемся и обмениваемся информацией. И знаем, что Липецк, например, пытается сделать, и что мы пытаемся. Даже в этом есть плюс определенный в работе. Потому что, как реструктуризация Кузнецкого металлургического комбината происходила. Практически умер комбинат, его разделили, 9 «дочек» выделили — и практически новый комбинат заработал. Мы знаем, как на Магнитке происходило высвобождение пенсионеров и они работали на ликвидации металлургических объектов, тот же лом собирали, сдавали, что-то делали и доживали до пенсии, нормально уходили на пенсию. Есть такие социальные моменты. Мы в III Думе пытались создать (в принципе, оно начинало работать) депутатское объединение «Металлурги России», которое было направлено на выяснение каких-то моментов. Привлекали международную организацию труда, которая в Череповце, в Липецке, в Новокузнецке работала и которая показывала нам, каким путем шел «Бритишстил», другие компании. Мы смотрели, какие затраты производило государство, какие затраты производил собственник. И с этим мы шли апеллировать Правительству. Даже для этих целей есть смысл объединять сегодня усилия, чтобы выявлять такие полезные моменты.
Говоря об общих моментах, таких, например, как экологическая программа — она для всех городов актуальна. Все восемь городов в первой десятке по экологической проблеме. В этой программе нам делить нечего. Нам нужно объединяться и достаточно серьезно отстаивать свои права. Да, конечно, социально-экономическое положение каждого региона, каждого города различно. И у каждого есть свои весовые категории. Но определенные решения мы все равно будем находить вместе, решения, объединяющие нас.

Нефедов В.Н.:
– Мы быстрее разъединимся, если каждый по отдельности пойдет и начнет что-то для себя выискивать.

Сафрронов М.Ф.:
– В связи с этим есть предложение. У нашего КС нет статуса как такового. Мы его сами собрали. А если нам обратиться в РАГС для того, чтобы получить какой-то юридический коллективный статус в каком-либо виде (надо подумать) при Академии государственной службы?

– Язев В.А.:
– Надо посмотреть по аналогии ассоциаций шахтерских городов, малых городов. Как они объединились, как они зарегистрировались? Более того, они даже получали определенные средства для работы этих ассоциаций, в том числе и законодательной работы.

Пермяков Р.В., профессор РАГС:
– Не могу понять, откуда может возникнуть вопрос, почему именно вам нужны какие-то привилегии. Во-первых, потому что таких городов, как Магнитогорск и Нижний Тагил, нет. Там такое тяжелое положение сложилось потому, что все, что там построено, строилось в период Великой Отечественной войны. Никто тогда не думал ни о какой экологии. Южный Урал всегда жил хуже, чем другие районы. Металлургические города — города, которые совершенно нельзя ни с чем сравнивать. И если Россия является правопреемником СССР, то наше Правительство просто обязано перед этими людьми поправить положение.
В предлагаемой Концепции предусматривается разработка и реализация экологических мероприятий. Никакие мероприятия, например, в Нижнем Тагиле, ничего не дадут, это на ветер выброшенные деньги. Там нужна полная реконструкция города, нужны солидные инвестиции. Насколько я помню, на одном только Нижнетагильском комбинате было около 600 труб — 600 источников загрязнения. Невозможно у каждой трубы поставить улавливающий аппарат. Нужны инвестиции на реконструкцию. Без инвестиций эти предприятия подняться не могут. При том уровне рентабельности, которым они обладают, никакой банк не даст кредитов и своих денег не хватит. Что нужно делать? Надо пробивать, доказывать необходимость прежде всего государственных инвестиций. Надо иметь в виду, что сейчас мы продаем половину металла на экспорт. Но мы же ничего не производим. Любая машинка покупается за рубежом. Что же, мы сами не можем ничего делать? Все равно через 5–8 лет мы начнем развивать машиностроение. А на чем оно начнет работать? Если в эти 5–8 лет мы не предпримем никаких мер, мы потеряем металлургические предприятия. Они в дальнейшем не смогут существовать. Они не смогут подняться и развиваться на старом технологическом уровне. На устаревших домнах, на старом оборудовании мы никогда не получим такого эффекта, который мы видим на Оскольском электро-металлургическом комбинате. Это совершенно разные вещи. Плюс — с развалом Советского Союза разрушена вообще вся техносфера, которая создавалась как общая для одной страны.

Васильев В.А.:
– Вот вы говорите о государственных инвестициях — опять мы приходим к бюджету. Инвестиция — это экономическая категория. Если не выгодно это бюджету…

Язев В.А.:
– О создании благоприятного инвестиционного климата в государстве.

Сафронов М.Ф.:
– Р.В. Пермяков не говорит только о государственных инвестициях. Я вам один пример приведу. Магнитогорский металлургический комбинат за шесть лет один миллиард долларов собственных средств вложил в техническое перевооружение, плюс привлеченные средства. Это бюджета не касается.

Васильев В.А.:
– А я вам приведу пример экономического трупа — нашего АЗЛК московского. Сколько мы туда средств вложили? Мэру собрали одну машину, руками собрали, она не завелась — рассыпалась. Закрыли.

Пермяков Р.В.:
– Москву нам приводить в пример не надо. Москва паразитирует на всей остальной России, на том, что производится в регионах.
Продолжая разговор, хочу сказать, что если в течение 10–15 лет мы этого не сделаем, мы все металлургические предприятия потеряем. Что нужно сделать? Надо создать новую совершенно систему эколого-экономического финансирования или инноваций в этих отраслях. Тут разные источники, в том числе бюджетные. Я прочитал — в Центробанке лежит 80 млрд. долларов. Чего мы ждем — когда их разворуют? Давайте лучше их отдадим. Желательно привлекать иностранные инвестиции. Но они к нам не идут по ряду причин. В том числе потому, что когда-то в Советском Союзе установили экологические нормы, более жесткие, чем везде. В 90-х годах, в период создания различных совместных предприятий, я выступал в качестве эксперта. Иностранные инвесторы удивлялись: как же вы хотите, чтобы мы добились таких норм, завышенных в двадцать раз? Наше объяснение, что жесткость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения, не действует. Любой серьезный человек понимает, что установленные нормы (и по воде, и по воздушной среде) недостижимы. Их никто и достигать не собирается. Это бессмысленно — тратить деньги, все равно никогда не впишешься в эти нормативы. Это просто невозможно технически. Поэтому эта проблема тоже должна рассматриваться совместно, если мы хотим что-то исправить.

Антонцева З.Г., консультант Комитета Государственной Думы РФ по экологии:
– Здесь говорили много об экологии. В октябре 2002 г. Комитет по экологии Государственной Думы проводил парламентские слушания «Об обеспечении экологической безопасности и охране окружающей среды в отраслях черной и цветной металлургии». Эффективное функционирование и устойчивое развитие цветной и черной металлургии является одной из основных составляющих роста экономического потенциала страны. По-видимому, нужно идти другим путем. У нас сейчас разрабатывается законопроект «О зонах экологического неблагополучия». Имеются в виду зоны чрезвычайной экологической ситуации и зоны экологического бедствия.

Сафронов М.Ф.:
– В какой мере он готов?

Антонцева З.Г.:
– Пока он еще не был утвержден в первом чтении. Но он готов. Можно взять за основу.

Сафронов М.Ф.:
– Документы можно посмотреть? По прошедшим слушаниям и по законопроекту.

Антонцева З.Г.:
– В законопроекте разработаны критерии — вы можете получить статус зоны экологического бедствия.

Сафронов М.Ф.:
– Нет, это невозможно. В этом случае надо комбинат закрывать. Понимаете?

Антонцева З.Г.:
– Основными причинами экологических проблем являются: высокая степень износа основных производственных фондов, наличие устаревших неэффективных и не соответствующих экологическим нормам технологий, недостаточный объем инвестиций, отставание в развитии, отсутствие стимула. Обо всем этом уже говорилось. Но есть программа развития металлургической промышленности до 2010 г. Мы писали в Правительство РФ письмо с просьбой финансировать эту программу на 100%. И просили Минпромнауки адаптировать экологические нормативы к международным стандартам, потому что мы действительно отличаемся от всего цивилизованного мира. Мы просили Минпромнауки разработать также технические нормативы и так далее. Мы просили Минэкономразвития, Минфин, чтобы они внесли поправки в Налоговый кодекс в части экономического стимулирования охраны окружающей среды.

Сафронов М.Ф.:
– Зинаида Григорьевна, вы можете эти документы передать?

Антонцева З.Г.:
– Хорошо, я все материалы передам.

Сафронов М.Ф.:
– Дорогие друзья! Спасибо всем огромное: членам Координационного Совета, депутатам Государственной Думы за то, что нашли время, чтобы обсудить поставленные проблемы.
Я предлагаю действовать следующим образом. Текст Концепции есть у всех. Мы ее сейчас еще раз посмотрим. Мы должны в ближайшее время, по крайней мере, прописать алгоритм действий нашего Координационного Совета по выработке мероприятий, которые бы позволили защищать наши интересы на самом высоком уровне. Определить направления вектора и алгоритмы по каждому из направлений. Мы, члены Координационного Совета, в следующий раз по приглашению руководства города Липецка собираемся в Липецке. Но в режиме рабочего общения мы буквально послезавтра начинаем каждую неделю взаимодействовать. У нас с вами есть помощники, у нас есть информационные возможности по обмену. И мы в этом режиме должны работать. С тем, чтобы собраться в Липецке и окончательно эти документы принять или же в рабочем порядке принять их несколько раньше.
Я благодарю всех присутствующих здесь депутатов Государственной Думы. Уважаемые друзья, большое вам всем спасибо. Состоялся заинтересованный и полезный разговор. Я надеюсь, что мы нашли общий язык, что позволит нам в дальнейшем вести диалог по всем возникающим вопросам относительно нашей проблематики.
Валерий Петрович, огромное спасибо за высказанные ценные предложения и замечания по поводу нашей Концепции. Мы эту Концепцию доработаем, разумеется. И, еще раз повторяю, программу действий Координационного Совета с учетом помощи депутатов Государственной Думы и Российской академии государственной службы мы в ближайшее время должны подготовить.

Материал подготовил Ю.В. Миронов - директор филиала УрАГС в г. Магнитогорске



Источник: Металлургическое лобби обозначает свои интересы // ЧиновникЪ от 15.04.2004


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter