Lobbying.Ru Субъекты лоббистской деятельностиОтраслевой лоббизмТабакПавел Толстых, руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти

Павел Толстых, руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти

Павел Толстых (на фото), руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти

Война с табаком приобрела невиданный размах. К ней стремятся приобщиться все — фармкомпании, чиновники, общественные деятели. О том, кто и зачем нагнетает антитабачную истерию, в интервью обозревателю «Однако» Инге Токманцевой рассказывает руководитель Центра проблем взаимодействия бизнеса и власти ПАВЕЛ ТОЛСТЫХ.

Павел Александрович, есть мнение, что борцы с курением руководствуются вовсе не заботой о здоровье людей, а своими меркантильными интересами. Кому и почему выгодна война против курильщиков?
У мировой табачной промышленности, которую контролируют четыре крупные международные корпорации, есть как системные сторонники, так и системные противники, антитабачное лобби. Это компании, делающие деньги на борьбе с курением. В первую очередь речь идет о производителях фармацевтической продукции. С одной стороны, фармкомпании предлагают средства, направленные на лечение никотиновой зависимости: пластыри, жевательные резинки, спреи для носа и аэрозоли для вдыхания. С другой стороны, они продвигают препараты-антидепрессанты, которые помогают справиться с психологическими проблемами. Подобные седативные средства тоже являются конкурентами сигарет, потому что заменяют расслаб­ляющий эффект от курения. Ведь цель курения как раз и состоит в том, чтобы достичь своеобразной эйфории, обрести психологический комфорт, успокоиться.

Для фармацевтических компаний, производящих антитабачные средства, популяризация темы борьбы с курением — элемент маркетинговой стратегии. Чем больше будет раздуваться эта тема, тем больший рынок сбыта они получат. Но не стоит обольщаться. На самом деле задача фармкомпаний состоит вовсе не в том, чтобы люди бросили курить. Производители лекарств заинтересованы в том, чтобы курильщики находились в процессе постоянного «бросания», чтобы как можно больше людей начало курить до 20—25-летнего возраста — в этом цели фармкомпаний и табачного лобби совпадают, а по достижению этих лет как можно дольше пытались избавиться от вредной привычки. В какой-то степени подобная деятельность производителей медикаментов направлена на то, чтобы люди жили дольше, но, как бы цинично это ни звучало, больше болели. То есть были бы потребителями и других препаратов, не только конкурирующих с табаком.

Подобная политика проводится и в отношении российского населения?
Надо сказать, что российский рынок средств борьбы с никотиновой зависимостью слабо развит. Приоритетные позиции здесь занимает американская фармацевтическая компания Pfizer. Она является учредителем благотворительного фонда Pfizer Foundation, который курирует многолетнюю программу, направленную на поддержку инициатив по усилению контроля над распространением рака и табачной зависимости. Бюджет программы — 33 млн долларов. Основная антитабачная продукция Pfizer — «Никоретте» (жевательные резинки, пластыри, ингаляторы) и «Чампикс» (капсулы). Другими лоббистами на российском рынке могут выступать отечественные компании «Эвалар» (БАД «Коррида+»), «Лайм Холдинг» (электронные сигареты и трубки), болгарская Sopharma Pharmaceuticals (таблетки «Табекс»).

У антитабачного движения в России есть еще один немаловажный аспект — это многомиллиардные государственные закупки медикаментов через систему дополнительного лекарственного обеспечения, попасть в которую стремятся все фармацевтические компании на российском рынке. Лоббисты от фармкомпаний постоянно ищут новые возможности для коммуникаций с чиновниками от здравоохранения, чтобы продвигать свои препараты. Им нужны некие «общие темы», где их интересы однозначно совпадают, и одна из них — борьба с курением.

Фармкомпании — не единственные противники табака. Во многих странах с развитой системой страхования жизни антитабачное лобби поддерживают страховые компании. Например, в США, по нашим оценкам, они выделяют на борьбу с курением порядка 10 млн долларов в год. В США нет бесплатной медицины, население приобретает страховки на случай болезни или смерти. Курильщики, которые больше болеют и чаще умирают, обходятся страховщикам дороже. Именно по этой причине они являются оппонентами производителей табака. В России в силу ментальности люди не привыкли платить за свое здоровье, рынок страхование недоразвит и страховщикам пока нет резона поддерживать антитабачное лобби, это может обойтись им дороже, чем полученная выгода. С приходом иностранных страховщиков ситуация, скорее всего, начнет меняться.

Политики-популисты также получают дивиденды от участия в антитабачных выступлениях? 
Конечно. Это их хлеб. Традиционно есть несколько отраслей, на которых можно быстро заработать политические очки: алкоголь, табак, игорный бизнес, в США еще и оружие. Эксплуатация темы товаров группы риска. Все, что связано с этими темами, — внесение законов, общественное обсуждение — привлекает внимание СМИ, повышает значимость политиков в глазах населения. Например, мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, создатель одноименного информагентства, амбициозный политик, активно эксплуатирует эту популярнейшую тематику в США. Из фонда Майкла Блумберга и Билла Гейтса на период с 2006 по 2012 год было выделено 500 млн долларов на борьбу с курением в странах с переходной экономикой. При этом особое внимание уделяется работе с законодателями, финансовыми и налоговыми институтами. В Россию с 2006 года также начали поступать средства фонда. Это открытая информация, которую можно найти на сайте организации. Однако в отсутствии в России закона о регулировании лоббистской деятельности мы не знаем, на что идут эти деньги и как они расходуются. Например, Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) в 2009 году на борьбу с курением выделено 594 тыс. 130 долларов. Руководитель этой организации Дмитрий Янин утверждает, что потратил средства на организацию семинаров и выпуск ежемесячного антитабачного бюллетеня. Однако бюллетеней вышло всего два за семь месяцев, а семинары, на мой взгляд, не могут стоить таких денег. По данным недавно вышедшего в нашем Центре исследования, КонфОП до 2006 года вообще был связан с табачной промышленностью, получая деньги на издание журнала «ВПРОК», однако потом, видимо, решил сменить покровителя.

«Российская ассоциация общественного здоровья» и ее президент Андрей Демин получили в 2009 году на борьбу за уменьшение потребления табачной продукции в России 216 тыс. долларов. Другой бенефициар — Открытый институт здоровья (ОИЗ). Этой некоммерческой организации, созданной в 2003 году и одной из самых крупных в России, досталось в 2007 году из фонда Блумберга 770 тыс. долларов. Кирилл Дашевский, консультант программ ОИЗ по общественному здоровью (занимается вопросами борьбы с табакокурением), сопредседатель Российской антитабачной адвокативной коалиции получил в октябре 2007 года грант в размере 1 млн 092 долларов.

Почему Майкл Блумберг выделяет средства именно странам с переходной экономикой? Не пытаются ли нам навязать через подобную благотворительность некие американские ценности?
Есть мнение, хотя я с ним не согласен, что такие действия угрожают национальной безопасности, поскольку деньги идут не только на антитабачные кампании. Цветные революции в Грузии, Киргизии, на Украине финансировались именно через различные квазиблаготворительные фонды. Сторонники этой теории считают США нашим противником на глобальном уровне и рисуют следующую картину: мэр Нью-Йорка, финансовой столицы мира, под благовидным предлогом борьбы с курением выделяет деньги на то, чтобы влиять на наших законодателей, Минфин, сотрудников аппарата правительства. Эти деньги неподотчетны, а было бы неплохо, если бы наши патриотически настроенные законодатели послали бы депутатский запрос в ФСБ или МВД и попытались выяснить дальнейший маршрут этих средств.

Получает ли государство какую-то выгоду, включаясь в мировую антитабачную кампанию?
С одной стороны, государство заинтересовано в притоке денежных средств в бюджет и экономику в целом. Производители сигарет ведут бизнес абсолютно прозрачно. Они инвестируют в экономику, платят налоги, дают рабочие места. При этом некоторое повышение акцизов, которое идет темпами, превышающими инфляцию, тоже выгодно государству. Однако противники курения хотят, чтобы акцизы выросли на порядок, и пачка сигарет стоила столько же, сколько в США. А это уже невыгодно государству, потому что в данном случае автоматически резко вырастут цены, и курильщики вынуждены будут сократить потребление сигарет, а значит, поступления в бюджет уменьшатся.

В то же время Россия — страна курящая, среди мужчин — 60% курильщиков. Все они являются потенциальными избирателями, поэтому, устраивая антитабачные или антиалкогольные кампании, то есть, принимая непопулярные решения, власть рискует потерять свой политический ресурс. Отмечу еще один парадокс, который меня по­разил в США. В Америке под влиянием моды на здоровый образ жизни большинство взрослых людей не курят сигарет, но регулярно употребляют марихуану! Если в России легкие наркотики употребляют в основном маргинализованные подростки, то в Штатах марихуана распространена среди корпоративных служащих... Не исключено, что борьба с курением имеет оборотную сторону. Если у человека четко сформировано мнение, что курить табак плохо, то это еще не значит, что он готов отказаться от подобных удовольствий, даже незаконных. При этом производители табака платят налоги, а рынок слабых наркотиков — это криминальный серый рынок, который не контролирует государство.

Во многих отраслях, которые принято именовать вредными, есть свои лоббисты. Например, у производителей водки, пива... А где же табачное лобби. Почему о нем ничего не слышно?
Табачное лобби в России существует: в каждой табачной компании есть департаменты по связям с органами государственной власти, несколько отраслевых организаций, но слухи о масштабах этого лобби, безусловно, раздуты. Прежде всего политиками-популистами, о которых мы говорили выше. Я приведу простой, но очень показательный пример. Если посмотреть расходы отраслей на лоббизм в США с 1998 по 2009 год, первое и второе место занимают фармацевтические и страховые компании, потратившие за это время более 1,5 млрд долларов каждая. Табачных лоббистов нет даже в десятке отраслей по данному показателю.

Складывается впечатление, что борьба с курением выгодна всем. Табачные компании продают сигареты, антитабачные — запрещают. СМИ есть о чем писать, политики набирают очки. Все при деле.
Скажу больше — складывается парадоксальная ситуация. Казалось бы, кому выгодно сокращение рекламы табака в СМИ и даже ее полный запрет? Вроде бы антитабачной коалиции, потому что при продвижении этой идеи будет много шума и они смогут отработать свои деньги. Но ничуть не меньше эта идея выгодна транснациональным производителям сигарет. Потому что марки «Мальборо», «Парламент», «Кент» и др. и так знают по всему миру. И если будут закрыты каналы для рекламы табака, то в первую очередь пострадают малоизвестные фирмы небольших производителей, а крупные корпорации просто зацементируют свои места на рынке. Например, одной из российских компаний, еще оставшихся на рынке, — «Донской табак» (принадлежит Ивану Саввиди, депутату Госдумы), крайне невыгоден запрет на рекламу, потому что в отсутствие каналов коммуникации с потребителями он не сможет продвигать новинки. Рост акцизов, конечно, в разумных рамках, тоже на руку производителям сигарет. Потому что с повышением акцизов увеличивается капитализация всей отрасли. Акционеры табачных компаний становятся богаче. Это ситуация абсурда, в которой заинтересованы все, кто с ней соприкасается.

США — родина табачной индустрии и антитабачного лобби. Как получилось, что борьба с курением в Европе яростнее, чем в Америке?
В 1960-е годы, когда бизнес начал приобретать глобальные масштабы, все корпорации резко усилили свое влияние и в Европе и соответственно перенесли в Старый свет все те технологии, которые уже были опробованы в США. Некоторые из европейских стран, в частности, скандинавские, даже перещеголяли американцев, где антитабачное законодательство намного либеральнее, чем в Европе.

В ряде стран меры, предпринимаемые для борьбы с курением, даже на первый взгляд кажутся абсурдными. Понятно, когда запрещают рекламу табака, продажу сигарет несовершеннолетним, ограничивают курение в общественных местах, чтобы соблюсти интересы некурящих. Но в некоторых странах, например, нельзя курить на балконе собственной квартиры и чуть ли не в собственном автомобиле. По вашему мнению, будут ли российские власти преследовать курильщиков с тем же рвением?
В ближайшие годы акцизы будут увеличиваться, соответственно продолжится рост цен на сигареты. Будет максимально ограничена реклама не только в СМИ, но и BTL-акции. Употребление табака в общественных местах в ближайшие пять — семь лет тоже лимитируют. Например, в ресторанах будут созданы специальные зоны для курильщиков с жестким разграничением. Однако насколько далеко зайдут власти в своей борьбе, будет зависеть от здравого смысла законодателей и представителей органов исполнительной власти.

Надеюсь, не будут взяты на во­оружение такие одиозные идеи, кстати, уже высказанные антитабачными лоббистами, как полный запрет на курение в личном транспорте, полный запрет на курение в ресторанах (как это сделали несколько стран в Европе, где люди вынуждены выходить покурить на улицу). Ведь на большей территории России зимой очень холодно.



Источник: Токманцева Инга, «Деньги, выделяемые на антитабачные кампании, неподотчетны», "Однако" №6 (22) за 22.02.2010


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.17959594726562