Lobbying.Ru Дмитрий Медведев смягчил все до мягкого

Дмитрий Медведев смягчил все до мягкого

Президент Дмитрий Медведев вчера на встрече с предпринимателями—членами "Деловой России" и "Опоры России" объявил о смягчении уголовной ответственности за экономические преступления. Предприниматели внесли свою лепту: они попросили президента прекратить использование "дуплетом" "легкой" и "тяжелой" статей УК о незаконном предпринимательстве и о легализации преступных доходов.

Дмитрий Медведев пригласил на вчерашнюю встречу помимо главы правового управления своей администрации Ларисы Брычевой и главы контрольного управления Константина Чуйченко еще и главу МВД Рашида Нургалиева, а также генпрокурора Юрия Чайку. Таким образом, предприниматели получили возможность напрямую высказать все свои претензии и сразу получить ответы по поводу отношений правоохранительных органов и бизнеса, недостатков в законодательстве и правоприменительной практики.

Президент сразу заговорил на тему уголовного преследования за экономические преступления. Он напомнил, что уже сделаны шаги по направлению к "разумной уголовной политике", которая "сочетает в себе и карательный, и воспитательный элементы". В частности, в шесть раз увеличена сумма крупного и особо крупного размера причиненного ущерба для определения степени ответственности, а подозреваемых в неуплате налогов нельзя сразу взять под стражу — теперь они могут уплатить залог или дать подписку о невыезде. Затем он предложил эти нормы распространить на экономические преступления, перечисленные в главе 22 УК и частично в главе 21 УК. При этом Дмитрий Медведев предложил установить "достаточно высокий размер залога" от 500 тыс. рублей за серьезные преступления и от 100 тыс. рублей — за преступления "совсем небольшой тяжести". В залог президент предложил принимать не только деньги, но и недвижимость, а также ценные бумаги. "Все эти меры должны послужить декриминализации нашего общества",— пояснил он. Судя по всему, это разъяснение показалось ему недостаточным, и он продолжил: "Надеюсь, то, что я предлагаю, позволит хотя бы частично заблокировать возможность для коррумпированных сотрудников правоохранительных органов использовать "посадки" в тюрьму в рейдерских целях. Мы все знаем, таких примеров достаточно. Сажают сначала в зиндан по наводке конкурента, а потом выпускают оттуда за "бабки" — вот что происходит".

После этого президент напомнил, что уголовно-исполнительная система, работа правоохранительных органов и судебная система — "это тоже часть инвестиционного климата". А затем предложил представителям бизнеса рассказать о таких случаях, а также о том, как выполняются президентские поручения (часть из них была дана на совещании в Звенигороде 5 августа 2009 года) о сокращении "избыточных или коррупционных" проверок и о снижении всех административных барьеров.

Представители бизнеса хорошо подготовились к встрече. Президент "Деловой России", глава инвестгруппы "Атон" Евгений Юрьев сразу обрушил на представителей власти многочисленные претензии, заметив, что все негативные моменты по отношению к бизнесу — это "топор, который подрубает модернизацию". Продолжая тему несовершенства уголовного законодательства, он объяснил, что статья о незаконном предпринимательстве, по которой могут дать срок от трех до пяти лет, как правило, применяется вместе со статьей о легализации преступных доходов (ст. 174 УК), по которой полагается до 15 лет тюрьмы. Из его разъяснений следовало, что в итоге многие предприниматели получают более суровое наказание, чем заслуживают, к тому же это способствует тем рейдерским "посадкам", о которых говорил президент.

Заявление господина Юрьева вызвало бурную дискуссию. Дмитрий Медведев попросил разъяснений у Юрия Чайки. Генпрокурор честно подтвердил, что статьи действительно применяются вместе и, как правило, наказание дается "по тяжкой". При этом он фактически обвинил в этом суды, заметив, что вместо рассмотрения совокупности доказательств вины они "идут от удобности". Дмитрий Медведев поручил разобраться в этом "наложении" составов преступлений Ларисе Брычевой, которая во время дискуссии уже погрузилась в чтение УК. При этом он заметил, что с легализацией преступных доходов надо бороться, но легализация в таком "дуплете" "превращается в палку, которой действительно как стукнут, потом уже просто человек обратно и не выйдет".

В продолжение "уголовной" темы господин Юрьев предложил ввести наказания для чиновников за необоснованное привлечение бизнесменов к ответственности. По его словам из 3 млн бизнесменов, привлеченных в 2009 году к ответственности, в СИЗО отсидели около 700 тыс. невиновных. Заодно он предложил создать в правительстве комиссию по досудебному решению споров, а также заставить чиновников решать спорные вопросы с бизнесом в третейских судах (сейчас это происходит на добровольной основе). К этому предложению Дмитрий Медведев отнесся скептически, но над всеми предложениями обещал подумать. А Юрий Чайка заверил, что чиновников уже наказывают за несправедливое отношение к бизнесменам. В 2008 году было возбуждено 64 уголовных дела по защите малого и среднего бизнеса, и в половине случаев было отказано в проведении внеплановых проверок.

Тему подхватил председатель группы компаний ООО "Торфо" Гарий Чмыхов. Он предложил ужесточить наказание за рейдерство и контроль за судьями через квалификационные комиссии. "Рейдерству потворствуют правоохранительные структуры, которые разработали целые схемы",— заметил Дмитрий Медведев. В сторону господина Нургалиева он при этом не посмотрел, но глава МВД заметно помрачнел после этих слов.

В отношении судов президент высказался не менее резко: "Судейскому сообществу надо избавляться от избыточной корпоративности. Когда любое преступление, совершаемое судьей, покрываются самой корпорацией, а судьи в лучшем случае получают лишь дисциплинарное взыскание,— заявил он.— Чем мы жестче будем стоять на принципах законности и избавляться от тех представителей судебной системы, которые совершили преступления, тем лучше у нас будет инвестиционный климат и меньше будет коррупции".

В коррупции президент обвинил и контрольные органы, которые, как пожаловался господин Чмыхов, требуют вносить изменения в уже согласованные бизнес-проекты. "Как вы думаете, что это?" — попросил его определить действия чиновников президент. "Ну, неэффективность или халатность",— неохотно произнес предприниматель. "Вы хотели сказать — это коррупция, когда требуют деньги за уже утвержденные проекты",— рассмеялся Дмитрий Медведев.

Неожиданно в ходе заседания коррупционные претензии были предъявлены ФАС. Президент компании "Триумвират" Сергей Габестро заявил, что при отборе площадок для проведения электронных торгов для размещения ведомствами госзаказа ФАС допустила угрожающие конкуренции нарушения при отборе операторов. По его словам, на конкурсе из 18 компаний-операторов были выбраны пять площадок, "две из которых вообще не существовали в момент принятия решения, а три созданы по распоряжению ФАС". В результате участников рынка, которые уже имеют многолетний опыт работы с госзаказчиками, отсекли от госзаказа. Причем из слов господина Габестро следовало, что такому поведению ФАС способствовали и МЭР, и аппарат правительства, которые не внесли четкие критерии в подзаконные акты к закону о госзакупках. Но более того, как заявил бизнесмен, глава ФАС Игорь Артемьев публично объявил своих победителей даже до того, "как заявки подали". "Это очень серьезное заявление. Я думаю, сейчас вздрогнет наш руководитель ФАС. Потому что вы его упрекнули в самом страшном, что может быть,— что он сам грубо нарушил законодательство",— недоверчиво отнесся к словам господина Габестро президент. Однако тот заверил, что готов представить доказательства и даже фактически внес предложение: "В такой ситуации на Западе любой министр уходит в отставку".

Дмитрий Медведев поручил своей администрации рассмотреть обращение предпринимателя, но явного доверия не выказал. Пресс-служба ФАС вчера же вечером заявила, что итоги конкурса были подведены правительственной комиссией по проведению административной реформы 19 января, а итоги Игорь Артемьев обнародовал только 25 января.



Источник: Граник Ирина, "Дмитрий Медведев смягчил все до мягкого"// Газета «Коммерсантъ» № 34 (4334) за 27.02.2010


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter