Отчий дым

В июле на российских прилавках появились сигареты с крупными предупреждающими надписями: «Курение убивает», «Курение вызывает инфаркты и инсульты», «Курение может вызвать бесплодие», «Курение приводит к импотенции». Такие надписи в черных рамках на треть пачки с лицевой и на половину с обратной стороны—требование нового технического регламента на табак, регулирующего содержимое сигарет и внешний вид пачек. С декабря эти надписи станут обязательными, а позже на пачках сигарет, которые продаются в России, могут появиться и страшные иллюстрации больных органов курильщика. В развитых странах курят все меньше. И вот Россия пытается догнать их.

Большинство стран мира договорились: курить вредно. Можно, но не нужно. Это значит, что чем дальше, тем больше ограничений накладывается на продажу и рекламу табака, ну и, разумеется, на само курение. В 2003 году была заключена рамочная конвенция Всемирной организации здравоохранения по борьбе с курением табака, обязывающая страну-участницу в течение пяти лет после подписания запретить или хотя бы ввести жесткие ограничения на рекламу сигарет и спонсорскую деятельность табачных компаний. Россия присоединилась к конвенции в 2008 году. В сентябре Минздрав впервые будет отчитываться, как она выполняется. Потому и меняется внешний вид сигаретных пачек в России.

Скорее всего с отчетом проблем не будет—с новым дизайном пачки Минздраву будет легко показать прогресс. Но на самом деле положение дел остается неизменным. Пока весь мир отказывается от курения, Россия движется противоположным курсом и как была, так и остается эльдорадо для мировых табачных компаний.

Россия, в которой курит более 40 млн взрослых, не просто занимает одно из первых мест в мире по потреблению табака. Здесь курят все больше: потребление сигарет с 1990 по 2006 год выросло на 66%. Например, доля курящих женщин за последние 18 лет выросла почти в три раза: с 7 до 19%. Такой же тренд среди подростков. Две трети подростков 13–16 лет, утверждается в недавнем докладе Общественной палаты, имеют опыт курения, 35% курят постоянно. Падает возраст приобщения к курению: с 15 лет в 1993 году до 11–12 лет сегодня. В США примерно за те же 20 лет число курильщиков сократилось на 20%. Все дело в жесткой антитабачной политике, которую общество принимает как нечто вполне естественное.

Инструментов антитабачной политики много, и предупреждения на пачках—не главные из них. Растет финансовая нагрузка на самих курильщиков. Например, в США медицинская страховка курильщику обойдется дороже. Все больше стран запрещают курение в общественных и публичных местах. Вводятся ограничения на рекламу и розничную торговлю сигаретами, ведется пропаганда здорового образа жизни, особенно среди подростков—главной целевой аудитории табачной рекламы.

Но главное—это налоги. В 1985 году в США в ходе рассмотрения одного из исков о причинения вреда здоровью был рассекречен внутренний документ компании Philip Morris. Вот из него цитата: «Хотя ограничения на маркетинг и курение в общественных местах снижают объемы потребления, по нашему опыту налогообложение снижает их гораздо серьезнее. Поэтому озабоченность налогообложением—в центре нашего внимания».

В России запрет на продажу сигарет детям появился только в 2002 году, а ограничения, связанные с рекламой, гораздо более мягкие, чем в остальном мире. Наконец, акцизы на табак в России до сих пор одни из самых низких в мире. Табачным компаниям в России очень комфортно.

БЫТЬ СВОБОДНЫМ
В феврале 2009 года Владимир Путин проводил госсовет, посвященный демографии. Чиновникам влетело за то, что законы, запрещающие продажу сигарет несовершеннолетним, выполняются плохо. «Нельзя наживаться на здоровье детей»,—призывал Путин. Сразу после этого чиновники стали слать ретейлерам письма, написанные как под копирку, с напоминанием, что закон о запрете табака несовершеннолетним давно вступил в силу.

Напоминание было явно нелишним—в 2006 году опросы, проведенные табачными компаниями, показали, что до половины торговцев не знали о запрете. Понятно, что он и не соблюдался. После заявления Путина торговцам еще и предложили присоединиться к программе Общественного совета по предотвращению подросткового курения. Этот совет совершенно официально финансируется «большой табачной тройкой»—Philip Morris, Japan Tobacco и British American Tobacco (BAT),—которая в складчину тратит на поддержку таких проектов в России почти $1,5 млн ежегодно.

Борцы с курением подозревают, что «большая тройка» жульничает. До 2006 года в России пять лет работала программа борьбы с подростковым курением «Мой выбор». Ее также финансировали табачники. В отчете о корпоративной ответственности ВАТ за 2009 год написано: «Решение курить или нет может осознанно принять только взрослый человек, осведомленный о рисках, связанных с курением». А вот совет из методического пособия программы «Мой выбор» для средней школы, подготовленного на средства ВАТ: «Не учите школьников жизни, а помогайте им понять, что каждый человек лично несет ответственность за свои поступки и поведение и, следовательно, за свою жизнь». Во введении сказано, что курс «Мой выбор» базируется на естественном праве человека быть свободным в своих потребностях и желаниях.

Противники производителей табака видят в этих советах двойное дно и злой умысел. «Основной аргумент у них—мол, сейчас нельзя, а потом можно. То есть табачники ассоциируют неприемлемость курения с возрастом. А от этого тяга к сигаретам у детей повышается. Ведь каждый ребенок хочет поскорее вырасти»,—говорит доцент кафедры врачебной практики Тверской государственной медицинской академии Алексей Шабашов.

БУДТО КОНФЕТУ СЪЕЛ
В 1999 году депутат Ольга Беклемищева предложила табачным компаниям помощь в борьбе против закона «Об ограничении курения табака», который должен был сократить рекламу табака, спонсорство спортивных и детских мероприятий, запретить продажу сигарет несовершеннолетним и курение в общественных местах. А взамен попросила помощи в разработке той самой программы борьбы с курением среди несовершеннолетних. Об этом известно из раскрытой по решению американского суда внутренней переписки табачных компаний.

Закон об ограничении курения после долгих проволочек все же был принят в 2001 году. Беклемищева по-прежнему не считает, что курение представляет опасность. «Нет ни одного исследования, которое доказывало бы вред курения»,—говорила она год назад в интервью «Новой газете». Сегодня это, конечно, экстремистская точка зрения.

Если одной рукой табачные компании и борются с детским курением, то другой—продвигают сигареты среди несовершеннолетних, утверждают борцы с табаком. Например, добавляя в них ароматы. «Чтобы первую свою сигарету ребенок выкурил не через силу, а с удовольствием. Будто конфету съел»,—говорят онкологи. В Евросоюзе ароматизаторы давно под запретом. А российский табачный техрегламент хотя и ужесточает требования к производителям сигарет, но не запрещает использовать ароматизаторы.

Компания «Донской табак» открыто демонстрирует свою любовь к подросткам. Более двух лет она продвигает сигареты Kiss. Федеральная антимонопольная служба посчитала, что рекламные плакаты с изображением радостных подростков с мороженым (работает ассоциация с чем-то вкусным) направлены на детей, и запретила их. На условиях анонимности конкуренты «Донского табака» возмущаются: игра за гранью фола, так у всех табачников могут начаться проблемы.

Неравнодушны табачники и к солдатам. В паек каждого российского солдата входили сигареты «Перекур» от «Донского табака». Сейчас 70% увольняющихся в запас уходят из армии курящими. Рассказывают, что в прошлом году к министру обороны пришел хирург и общественный деятель Лео Бокерия и убедил его начать бороться с курением среди призывников. Минобороны объявило отказ от курения своей стратегической целью: к 2020 году 90–95% военнослужащих не должны курить. Сигареты в солдатском пайке заменили на карамель и сахар. Правда, до 2012 года солдаты все-таки будут получать «Перекур» бесплатно—до полной реализации запасов. А дальше—только за свой счет.

Так что «Донской табак» потерял крупный госзаказ. По оценке руководителя проекта «Рустабак» Максима Королева, это до 1,5 млрд сигарет в год или около 10% производства фабрики. Но общую картину это не меняет: российский рынок входит в пятерку крупнейших в мире, его объем достигает $12 млрд в год.

БАРАН НА ПАЧКЕ
Средний российский курильщик тратит на сигареты 700–900 рублей ежемесячно—больше, чем на сотовую связь. При этом налоговую нагрузку на отрасль оппоненты табачников считают смехотворной. Глава Конфедерации по защите прав потребителей Дмитрий Янин приводит цифры: в России табачные компании платят в бюджет за каждого курильщика 2600 рублей в год. За границей другие порядки. В Северной Америке в зависимости от уровня налогообложения эта цифра колеблется от $1587,75 (48 700 рублей в год) до $3276 (100 500 рублей в год). Большую часть этой суммы составляют налоги. В США они выше в 42 раза, в Румынии—в десять, перечисляет Янин, на Украине—в 2,5 раза.

В 2010 году с пачки сигарет с фильтром табачники отчисляют в бюджет от 4 до 6 рублей. Депутат Антон Беляков предлагает резко увеличить акцизы на табак: в 4 раза с 2011-го и еще в 2,5 раза с 2012 года. Идея в том, чтобы поднять акциз на сигареты в десять раз и довести его до европейского уровня. В Евросоюзе минимальная ставка акциза на пачку—€1,28 (55 рублей).

У табачников есть контраргумент: если поднять акцизы, в Россию хлынет поток контрабанды из других стран, прежде всего Китая. Украина, Литва и Румыния резко подняли акцизы—и 30–40% местных рынков сразу же заняли контрабандные сигареты.

Табачные компании приводят другие примеры. По данным журнала Spiegel, сигареты Jin Ling занимают восьмое место на рынке Германии. В Берлине эта марка, по информации Deutsche Welle, вообще на второй позиции. Производится Jin Ling на российских и украинских заводах и активно экспортируется в Европу. Сигареты до степени смешения копируют Camel, только на пачке вместо верблюда у них горный баран.

История успеха Jin Ling началась в 2007 году, когда крупнейшие производители табака подписали с Евросоюзом соглашение о борьбе с контрабандой и обязались платить шестикратный акциз с каждой выявленной партии контрабандных сигарет. В итоге табачники стали жестко контролировать сбытовые сети и бороться с контрабандой своих марок в Европу. В целом задача была выполнена. И тут перед двумя фабриками в Донецке и Калининграде открылся рынок емкостью в 64 млрд сигарет ежегодно—так оценивается объем контрабанды в Европу. Теперь вся Центральная и Восточная Европа курит Jin Ling.

Этот же аргумент—с ростом акцизов растет контрабанда—привели и в Минфине, когда в январе дали отрицательное заключение на думский законопроект о повышении акцизов в три раза с 2011 года. Минфин хотя и выступает за рост акцизов, но не резкий—на 30–40% в год. Плавное повышение акцизов, соглашаются табачники, убережет Россию от резкого роста контрабанды.

ПОЛЕЗНЫЕ СВЯЗИ
Как и любое крупное лобби, табачники постарались наладить контакты с российскими властями, и им это удалось. Еще в 90-х годах будущий глава администрации президента, а тогда вице-губернатор Ленинградской области Сергей Нарышкин входил в совет директоров «Филип Моррис Ижора», разместившего там свое производство.

Один из ветеранов правительства и Думы Геннадий Кулик поддерживает контакт с табачниками как минимум 13 лет. Сейчас табачные компании не могут приглашать государственных деятелей к себе в гости, считается, что это коррупционная практика. Раньше это было в порядке вещей. В марте 1997 года Кулик посетил с визитом штаб-квартиру корпорации Philip Morris. А осенью 1998 года, будучи вице-премьером, Кулик встречался с президентом компании RJ Reynolds (ныне ее российский бизнес продан Japan Tobacco).

Весной 1999 года вице-премьер предложил крупным табачным компаниям построить несколько совместных предприятий на Дальнем Востоке, чтобы поставлять сигареты в северные районы Китая. Впоследствии эта идея была реализована с точностью до наоборот. В нынешней Думе Кулик возглавляет комитет по аграрным вопросам, который курирует в том числе и табачный рынок.

Почему табачную промышленность в России курируют аграрный комитет Думы и Минсельхоз, непонятно. Сырье табачники импортируют. Табак в России практически не растет—существуют только три хозяйства в Краснодарском крае, которые время от времени получают дотации от табачных компаний. Минувшей весной ФАС предложила правительству передать отрасль Минздраву—это логично, если уж государство декларирует, что борется с курением. Однако это предложение было отложено до 2012 года, утверждает источник, близкий к Минсельхозу.

Минфин—ключевой игрок, когда речь идет об акцизах. Philip Morris, как следует из отчетности компании, внес около $50 000 в благотворительный фонд «Северная корона», которым руководит супруга министра финансов Алексея Кудрина Ирина. Сами табачники смеются и не видят в этом ничего компрометирующего: если это взятка, то она в сотни тысяч раз меньше цены решаемого вопроса, так не бывает. Антитабачные активисты обращают внимание и на то, что глава департамента налоговой политики Илья Трунин раньше, работая в Институте экономики переходного периода, готовил исследования по заказу табачных компаний.

Антитабачные законопроекты, впрочем, в основном вносит не правительство, а депутаты. И с этими законами всегда случаются истории. Например, в 2007 году, когда принимали закон «Об ограничении курения», депутаты забыли запретить рекламу в метро. Производители активно этим пользуются. Законопроект, затыкающий эту дыру, был принят в первом чтении еще в 2008 году, но до второго так и не дошел.

За регулирование рекламного рынка в Думе отвечает депутат Владимир Мединский. Глава Антитабачной адвокативной коалиции (АТАКа) Кирилл Данишевский указывает, что Российскую ассоциацию по связям с общественностью, которую Мединский возглавлял до позапрошлого года, спонсируют табачные компании. Сам Мединский переложил ответственность на правительство—именно там завяз законопроект, запрещающий рекламу в метро.

ДЫМ В КАДРЕ
Табачники тем временем возражают, что это бизнесмены и чиновники постоянно склоняют их к нарушению закона. Один из региональных спорткомитетов, рассказывает сотрудник табачной компании, недавно предложил спонсировать детские спортивные игры, хотя спонсорство детских мероприятий и спорта вообще жестко запрещено. А телепродюсеры просили денег на сериал про подростков, где они курят в барах. Одно из рекламных агентств предлагало обойти запрет на наружную рекламу с помощью граффити вдоль железнодорожных путей.

Актер Михаил Боярский жалуется, что «из курильщиков делают людей второго сорта». А борцы с курением обвиняют табачные компании и в том, что они работают, не только с чиновниками, но и с артистами. «Во многих странах создаются фронт-группы из успешных людей, которые формируют правильное общественное мнение: курить—нормально»,—говорит Дарья Халтурина из коалиции АТАКа. В Голливуде уже очень редко курят в кадре. Есть, конечно, исключения: в недавнем фильме Джорджа Клуни «Спокойной ночи и удачи», пронизанном либеральным пафосом, нет ни одного персонажа без сигареты в зубах.

Считается, что история российского табачного продакт-плейсмента началась с фильма «Особенности национальной охоты», где герои независимо от доходов и социального статуса курили сигареты «Петр I». И продолжается по сей день, уверяют активисты. «Эти сюжеты специально встраиваются в фильм по заказу табачных компаний. Неважно даже, какие сигареты курят главные герои. Главное—показать сам процесс»,—утверждает Дмитрий Янин.

Опрошенные Newsweek продюсеры заявили, что к ним табачники не обращаются. Возможно, они лукавят. «Особенности соглашений продюсеров и табачников обычно строго засекречены. Ведь продакт-плейсмент ухудшает отношение к фильму»,—поясняет гендиректор компании Movie Research Олег Иванов.

О пользе курения можно писать научные труды, главное—найти правильный поворот темы. В 2000 году в Чехии по заказу Philip Morris было проведено исследование о позитивном влиянии табачного бизнеса на бюджетную сферу. Курящие люди умирают раньше, а значит, бюджет сэкономит на пенсионных средствах. «Проведение этого исследования было серьезной ошибкой,—говорит Елена Барсукова, управляющий по связям с общественностью и корпоративным коммуникациям Philip Morris.—Мы никогда не повторим подобных действий».

НЕКУРЯЩИЙ МИР
В развитых странах бороться с курением начали задолго до конвенции ВОЗ. В Италии рекламу сигарет запретили еще в 1962 году. Аналогичный запрет в Норвегии, введенный в 1975 году, привел к заметному эффекту. Если с 1957 по 1985 год процент курящих среди 15-летних девушек возрос с 3 до 28%, то к 1985 году он упал ниже 20%. Швеция, Норвегия, Литва, Канада и ряд других стран полностью запретили курение в общественных местах. Последней в этом списке стала Бавария. Есть и более изощренные запреты. Например, в Ирландии сигареты нельзя выставлять на витрины магазинов—курильщик должен спросить конкретную марку, и продавец достанет ее буквально из-под прилавка.

Рекомендации, содержащиеся в конвенции ВОЗ, многие страны выполняют в более жестком варианте, чем Россия. В Бельгии, Румынии, Великобритании на пачках размещают крупные изображения человеческого органа, пострадавшего от курения, а надпись в траурной рамке размещают с обратной стороны. И надписи за границей жестче. «Рак легких в 9 из 10 случаев вызывается курением», «Каждая выкуриваемая Вами сигарета повышает у Вас риск заболевания раком легких», «У большинства пациентов рак легких приводит к смерти», «Вы МОЖЕТЕ бросить курить, позвоните, проконсультируйтесь с доктором или фармацевтом»—такое можно прочитать на пачках сигарет, продающихся в Австралии. В этой стране курят всего 12% жителей и цель правительства—довести долю до 9%.

Борьба с курением тоже может быть неплохим бизнесом

В 2008 году глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко объявил войну производителям «легких» сигарет и попытался закрыть две табачные фабрики—одну в Саратове, другую в Москве. Отраслевая газета «Русский табак» написала статью. Разумеется, в статье было написано, что главный санитарный врач в самый разгар кризиса хочет оставить без работы несколько тысяч человек. Тут в редакцию пришла проверка Роспотребнадзора. «Выяснили, что из семи наших мониторов два работают неправильно, а освещение в офисе не соответствует нормам»,—вспоминает главный редактор Максим Королев. На газету завели три административных дела.

Никотиновая зависимость мало того что очень сильна, она годами не отпускает человека. Бросив курить, всегда можно сорваться. Врачи сравнивают ее с эффектом от героина. Поэтому бороться с курением можно всю жизнь. В США 70% курящих хотели бы бросить курить, в России—46%. Каждая попытка бросить, пусть даже безуспешная, создает поле деятельности и для фармацевтических компаний, продающих средства от этой вредной привычки, и для общественных организаций, зарабатывающих авторитет и влияние.

ПИТОМЦЫ БЛУМБЕРГА
Врач и сопредседатель антитабачной организации АТАКа Кирилл Данишевский борется с курением с 2006 года. Как раз тогда фонд Майкла Блумберга, мэра Нью-Йорка и активного борца с курением, начал выдавать гранты в России. Чистое совпадение, уверяет Данишевский и указывает, что получал гранты не только от Блумберга. В 2007 году, например, $1млн от Университета английского города Бат. Более того, Данишевский критикует Блумберга за мягкость в табачных вопросах: «Я считаю, надо в ближайшие 20 лет полностью вывести сигареты с рынка. А те, кто курят уже сейчас, смогут покупать сигареты у врача без права передачи третьим лицам».

Другой известный антитабачный лоббист Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП), выступает если не за выдачу сигарет по рецептам, то по крайней мере за полный запрет торговли табаком в киосках—многочисленные проверки показывают, что там их легко продают несовершеннолетним.

А оппоненты Янина в этой связи с удовольствием отмечают, что его супруга занимает высокий пост в Х5 Retail Group, владеющей крупнейшими розничными сетями. Обороты торговли табаком в ларьках действительно огромные—примерно $7 млрд в год. Стоит их запретить, и выручка от этой торговли—вслед за курильщиками—перейдет в крупные магазины. Сам Янин пожимает плечами: «Я работаю еще и над тем, чтобы сигареты перестали продавать открыто в кассах супермаркетов, а просто выдавали каталог по запросу покупателя. И кого, скажете, я лоббирую на этот раз?»

Деньги на борьбу с курением от Блумберга приходили даже в Минздрав. В 2008 году министерство указывалось среди получателей гранта на сайте фонда. Однако когда эта новость попала в СМИ, информация с сайта пропала. «Фонд Блумберга тогда просто привлек нескольких сотрудников Минздрава в качестве экспертов. Думаю, это нормально»,—говорит Данишевский. Хотя закон запрещает российским чиновникам получать зарубежные гранты.

В ПОИСКАХ КЛИЕНТОВ
Никотин-заместительная терапия (НЗТ)—один из самых распространенных способов бросить курить с помощью медицины. Объем рынка НЗТ в России пока мал—всего $24 млн, в 16 раз меньше, чем в США. В России из-за болезней, связанных с курением, ежегодно вымирает город размером с Тверь или Магнитогорск, указывает директор московского офиса компании GlaxoSmithKline Healthcare Витольд Урбан: «И мы стали думать, что мы можем сделать».

Суть терапии в том, что пациент замещает никотин, поступающий в организм при курении, на менее вредный лекарственный никотин, а потом постепенно, в течение десяти недель, снижает дозировку до нуля. Никотин-заместительная терапия—это бизнес, и, как любой бизнес, он должен приносить доход, признает Урбан. Но, во-первых, подчеркивает фармацевт, не он создает себе клиентов—их создают табачные компании. И, во-вторых, пластыри не вызывают привыкания.

Фармацевты, торгующие средствами от курения, не создают себе клиентов. Но они в них нуждаются. «Табачникам нужны курильщики. А фармацевтам—те, кто бросает курить,—говорит директор Центра по изучению проблем взаимодействия власти и бизнеса Павел Толстых,—такие люди активнее всего покупают лейкопластыри и антидепрессанты. И чем дольше они бросают—тем лучше».

25 июля 2009 года Владимир Путин посетил молодежный форум на Селигере. Молодые инноваторы знакомили премьера со своим творчеством. 22-летняя Дарья Петренко, дочь Валентины Петренко, сенатора от Хакасии, показала Путину свой проект—электронную сигарету. Такая сигарета не выделяет дым, а значит, безвредна для окружающих. Считается, что и курящие меньше рискуют своим здоровьем. Вместо горящего табака в электронной сигарете маленькая емкость с содержащей никотин жидкостью. Емкость нагревается, и «курильщик» вдыхает пар. Премьеру разработка понравилась.

Электронные сигареты нельзя назвать инновацией: они были изобретены в Гонконге еще в 2003 году. Но для России год назад они были новостью. И после Селигера бизнес у Дарьи Петренко резко пошел в гору. Сегодня у нее своя компания: 60 точек продаж, объем реализации подбирается к $1 млн.

Бизнес есть бизнес, но эксперты Всемирной организации здравоохранения не верят, что электронные сигареты минимизируют вред от курения и помогают бросить курить. В Израиле, например, они запрещены. А борцы с курением указывают на тот факт, что отбором проектов для демонстрации премьеру на Селигере занималась член Общественной палаты, глава Общественного совета при Минсельхозе Надежда Школкина. Она же возглавляет Совет по развитию табачного рынка.

ОДИН В ПОЛЕ
Не все зарабатывают на борьбе с курением—по крайней мере в чисто материальном смысле. В табачной индустрии давно говорят, что с санитарным врачом Геннадием Онищенко договориться невозможно в принципе. «Ни один сигаретный лоббист в здравом уме не пойдет на встречу к Онищенко решать вопросы»,—подтверждает один из аналитиков табачного рынка.

Новый технический регламент на табак Онищенко считает слишком мягким и называет его «позорным компромиссом с табачниками». Одна из претензий: регламент не требует размещать на пачках вместе с надписями еще и изображения больных внутренностей курильщиков. Табачники утверждают, что проблемы нет. «Действующий техрегламент позволяет Минздравсоцразвития утвердить рисунки»,—пояснили в Philip Morris International. Но позволяет и не делать этого.

В итоге пугающих иллюстраций нет до сих пор. Уже в этом году Онищенко пытался вписать жесткое требование о рисунках в документы Таможенного союза—с 2012 года в России, Белоруссии и Казахстане должен действовать единый табачный регламент. Но неудачно.

Санитарный врач продолжает воевать с табаком и теми, кто им торгует,—тем более что и президент Медведев поддерживает инициативы, направленные против вредных привычек. Минздрав до конца года должен внести в правительство проект Национальной стратегии по борьбе с курением. Судьба этого документа покажет, кто на этот раз заработает очки на антитабачных лозунгах, и смогут ли производители сигарет в очередной раз смягчить направленный против них удар.



Источник: Александр Иванский, Светлана Зайцева, "Отчий дым", "А табачок брось"// Русский Newsweek за 25.07.2010


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.10523509979248