Lobbying.Ru Прощение селу всех недоимок, целевой кредит ЦБ, дешевые топливо и ГСМ

Прощение селу всех недоимок, целевой кредит ЦБ, дешевые топливо и ГСМ

Прощение селу всех недоимок, целевой кредит ЦБ, дешевые топливо и ГСМ - пожалуй, даже самые смелые фантазии аграрного лобби не простирались так далеко, как инициативы законодательной власти. Весь перечисленный "джентльменский" набор мер поддержки содержит одобренный уже обеими палатами российского парламента - заметим, при молчаливом согласии представителей правительства - закон "О паритете цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, используемую в сельском хозяйстве, и компенсации потерь в связи с его нарушениями".

Доноры поневоле

Реакция субъектов экономики, чьи интересы ущемляет законопроект, естественно, крайне негативная. Среди прочего закон обязывает нефтепромышленников ежегодно поставлять сельхозпроизводителям 6 млн тонн дизельного топлива и 1,5 млн тонн бензина на суперльготных условиях (с пятидесятипроцентной скидкой). На тех же льготных условиях село будет получать природный газ и электроэнергию. Для нефтяников неподчинение этим требованиям чревато, как сказано в тексте закона, отзывом лицензии на пользование "проводящими магистралями". Однако проведенный нами блиц-опрос нефтяных компаний показал, что особого испуга этот закон у них не вызвал. Во-первых, у нефтяников уже сложилась своя специфическая система взаимоотношений с регионами (и, стало быть, с региональными сельхозпроизводителями). В компании "Сиданко" нам прокомментировали это следующим образом: "Авансирование реального сектора и так осуществляется за счет частных нефтяных компаний, так что в этом смысле закон фактически ничего не меняет. Нефтяные компании работают в регионах, следовательно, им нужны хорошие отношения с региональными властями. Решается этот вопрос за счет льготных, а зачастую просто бесплатных поставок нефти. В дальнейшем же начинается торг с федеральными и местными налоговыми органами, и, как правило, дело решается взаимозачетами, произведенные поставки учитываются нефтяным компаниям в качестве налоговых платежей. Для того чтобы изменить эту негласную систему, одного закона мало. Скорее всего, все останется по-прежнему".

Во-вторых, угрозы, декларированные в законе, нереальны. На сегодняшний день лицензирование пользования топливопроводящими магистралями отсутствует как таковое. А введение такого лицензирования специально под закон "О паритете..." маловероятно. Существуют три вида топливных трубопроводов: промысловые нефтепроводы, магистральные нефтепроводы и нефтепродуктопроводы. Первые являются собственностью самих нефтяных компаний, и лицензировать эту сферу было бы по меньшей мере странно. Последние два принадлежат государству и ими управляют госкомпании "Транснефть" и "Транснефтепродукт", поэтому прочим компаниям такая лицензия просто не нужна. Кроме того, предусмотренная законом скидка в 50% при оплате газа и электричества прямо противоречит президентскому указу об оздоровлении государственных финансов. Указ предусматривает сокращение перекрестного субсидирования различных категорий потребителей, использующих продукцию ТЭК. А придуманная законодателями скидка только усилит перекрестное субсидирование.

Крайне недоволен законом "Газпром". Согласно этому замечательному документу, уже с 1 июля 1999 года сельскохозяйственные производители смогут оплачивать поставки природного газа со скидкой 50% от действующих цен и тарифов. Между тем "Газпром" уже больше двух лет и так не повышает цены на газ, отпускаемый сельскохозяйственным предприятиям. При этом цены на потребляемые самой газовой отраслью материально-технические ресурсы, как утверждают в "Газпроме", увеличились в 1,7 раза. То есть газовики и так кредитуют сельхозпроиводителей. Как, впрочем, и многих других: задолженность "Газпрому" составила к 1 мая этого года 117 млрд рублей. Поэтому попытки выдоить из газовиков еще и спецльготы для сельхозпроизводителей руководство естественного монополиста восприняло крайне раздраженно. В том, что средства на покрытие ущерба от введения закона в действие "Газпрому" придется изыскивать из собственных источников, сомневаться не приходится. В одобренном Советом федерации тексте есть упоминание о том, что возмещение потерь поставщикам энергоресурсов будет производиться из средств федерального бюджета, однако закон о бюджете на 1999 год ничего подобного не предусматривает. И разумеется, нет никаких гарантий того, что такая статья расходов появится в бюджете на 2000 год. Эти аргументы первый заместитель председателя ОАО "Газпром" Петр Родионов довел до губернаторов на заседании бюджетного комитета СФ, предшествовавшем заседанию палаты. И предложил в качестве компромисса компенсировать расходы ОАО через зачет соответствующей части налоговой недоимки "Газпрома" федеральному бюджету.

Но среди губернаторов эта инициатива энтузиазма не вызвала. И в результате за одобрение закона проголосовали убедительным большинством. А газпромовцам заявили, что на село идут лишь 2% продукции ОАО, можно и потерпеть. Банк России также имеет все основания быть недовольным. Закон обязывает его осуществить целевое кредитование предприятий АПК на 12 млрд рублей сроком на пять лет. Гаситься эти займы должны только с третьего года (причем средства от погашения будут направляться не кредитору, то есть ЦБ, а в бюджетный фонд льготного кредитования села), а процентная ставка кредита - четверть ставки рефинансирования ЦБ. На Совет федерации не произвели никакого впечатления аргументы представителей ЦБ, доказывавших невозможность такого кредитования. Как кредитор последней инстанции ЦБ имеет право предоставлять кредиты банкам на срок не более одного года под обеспечение ценными бумагами и другими ликвидными активами. Действующие процентные ставки по кредитам ЦБ изменяются только решением совета директоров Банка России. Более того, по закону о ЦБ, он не может осуществлять банковские операции с юридическими лицами, не имеющими лицензии на проведение банковских операций.

Бессмысленные жертвы

Самое печальное во всей этой истории то, что прописанная в законопроекте фронтальная поддержка селян не пойдет им на пользу. Как установлено специалистами в области аграрной экономики, постоянное нарастание ценового диспаритета, то есть более быстрый рост цен на ресурсы для аграрного производства по сравнению с ростом цен на сельскохозяйственную продукцию, - обычный для рыночной экономики процесс. В нем нет ничего драматичного, более того, он благотворен, поскольку приводит к росту эффективности аграрного сектора. Правда, если в развитых странах диспаритет накапливается постепенно, то в России он пришелся на 1992 год и имел взрывной характер. Причины этого "взрыва" уходят корнями в особенности советской экономики, в которой ценовые пропорции сложились в пользу сельского хозяйства. Так, в начале 90-х за один трактор в России давали 29-34 тонны зерна, а в США - 243 тонны; за грузовик, соответственно, 36 и 195 тонн, за тонну минеральных удобрений - 0,2 и 1,5, за тонну дизельного топлива - 0,7 и 2,2. Таким образом, ценам ничего не оставалось, как приводить себя в соответствие самым решительным образом.

Нельзя сказать, что государство совершенно равнодушно относилось к объективно малоприятному для отечественного товаропроизводителя явлению. Однако это вмешательство приводило к совершенно противоположным поставленным задачам результатам. Так, за реализацией в 1995 году программы помощи селу, предусматривающей выделение аграрному сектору бюджетных средств для компенсации роста цен на ресурсы, последовал их новый всплеск: цены на топливо для аграриев подскочили на 35% и превысили реально действующие в тот момент экспортные на 40%. То же происходило и с ценами на минеральные удобрения. Строго говоря, процесс сглаживания диспаритета шел сам по себе, и наконец после августа 1998 года цены на ресурсы для сельского хозяйства начали сильно отставать в своем росте от закупочных цен на сельхозпродукцию.

Так что законодатели просто не удосужились получше познакомиться с проблемой. Порок закона не только в "удачно" выбранном моменте для его появления на свет. Гораздо более существенны пороки методологии. За точку отсчета принят "наиболее благоприятный 1990 год, в котором рентабельность сложилась в размере, необходимом для расширенного воспроизводства сельскохозяйственной продукции". Однако столь высокий уровень рентабельности был достигнут не рыночным, а искусственным путем, то есть административным повышением закупочных цен в два раза. Так что ориентация на 1990 год в новых реалиях несправедлива (по отношению к ресурсопоставляющим отраслям) и абсурдна. Приведение соотношения цен к рекомендуемому законодателями уровню потребует либо единовременных массированных затрат, значительно превышающих бюджет страны, либо нескольких десятилетий постепенных вливаний.

Кроме того, именно сейчас диспаритет цен не самая острая проблема отечественного сельского хозяйства. Узким местом стал сбыт, что связано со снижением покупательной способности населения. Следовательно, решение проблем отрасли лежит не там, где ищет их Дума, а совершенно в иной плоскости, и требует действий, не предусмотренных ни законом о государственном регулировании сельского хозяйства, принятым два года назад, ни нынешним законом о паритете.

В подготовке статьи принимала участие Татьяна Лысова. Использованы материалы аналитического центра "Агропродовольственная экономика" ИЭППП



Источник: Журнал Эксперт, 14.06.1999, "Медвежья услуга", Анастасия Матвеева, Екатерина Дранкина, Михаил Козырев, Фото: yaroslavl.rfn.ru


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter